Мнение: «АСВ зная, что все эти фирмы контролировались БайкалБанком, тем не менее к этим фирмам никаких претензий не предъявляет»
Мнение: «АСВ зная, что все эти фирмы контролировались БайкалБанком, тем не менее к этим фирмам никаких претензий не предъявляет» Руководитель юридической фирмы Владимир Прусиков в программе «Большой повод » на радиостанции «Эхо Москвы» в Улан-Удэ комментирует иск о защите чести и достоинства, поданный экс-председателем правления БайкалБанка Вадимом Егоровым против еженедельника «Новая Бурятия» в связи с публикацией статьи «Как Вадим Егоров выводил средства из «БайкалБанка», или Краснодарские гастроли его юристов», а также события, ставшие поводом к написанию этой статьи.

По словам Владимира Прусикова, «основой этой статьи стала весьма странная история с судебным процессом в городе Краснодар, которая связана с БайкалБанком. Судебное разбирательство в Краснодаре касалось ранее контролируемой БайкалБанка фирмы «Биллинг-Центр», которая владеет недвижимостью примерно на 285 миллионов рублей – именно столько она стоила в 2015 году. Эта недвижимость была передана БайкалБанку в залог за полученный в апреле 2016 года кредит. Буквально через несколько дней после того, как БайкалБанк и «Биллинг- Центр» обратились в Росреестр за регистрацию залога в пользу Байкалбанка, от руководства банка поступило ходатайство об отзыве документов с регистрации. Документы были отозваны, а это имущество было передано в залог другому лицу – Владимиру Оттовичу Гейдебрехту в качестве обеспечения по кредиту, который Гейдебрехт предоставил компании «Витимснаб» - это организация, которую тоже, как и «Биллинг-Центр», связывают с БайкалБанком».

Странности, по мнению героя программы «Большой повод», «начинаются с того момента, когда БайкалБанк, предоставив «Биллинг-Центру» кредит, отказывается от обеспечения этого кредита, и заключает другое обеспечение, а именно, договор поручительства с неким Айвазяном, который проживает в городе Краснодар. Судя по документам из судебного дела в Краснодаре, у Айвазяна вообще нет никакого имущества, которое могло бы каким-то образом гарантировать возврат займа, но договор поручительства позволил перенести процесс из Улан-Удэ, где и должно было идти разбирательство банка со своими должниками, в Краснодар - на другой конец страны, и в суд общей юрисдикции вместо арбитражного суда. Для чего это было сделано, мы можем только предположить - для того, чтобы никто в Бурятии не узнал об этом суде. Дело в том, что у судов общей юрисдикции нет единой базы в отличие от арбитражного суда, на сайте которого достаточно вбить в поисковую строку название фирмы, и мы увидим и все судебные производства, возбуждённые в отношении этого юридического лица по всей стране, независимо от того, в каком регионе это происходит. А в судах общей юрисдикции для того, чтобы найти какую-то информацию, необходимо зайти на каждый сайт каждого районного суда России – это нереально».

Как утверждает руководитель юридической фирмы, «в этом процессе от лица БайкалБанка выступает юрист Аникина, представляющая стороннюю организацию «Банковские технологии», доверенность ей была выдана Вадимом Николаевичем Егоровым за три дня до его увольнения из банка. В качестве представителя «Биллинг-Центра» на этом процессе заявляется адвокат Парфёнов, который до этого представлял интересы БайкалБанка в судах Иркутска, и у него тоже есть доверенность, когда-то выданная Егоровым. Соответственно, «Новая Бурятия» делает вывод - процесс проходит далеко от Бурятии, и в нём участвуют два юриста БайкалБанка. Ещё одна странность – само появление юриста Парфёнова в краснодарском суде. В материалах краснодарского дела есть конверт, который был возвращён из почтового отделения Улан-Удэ в связи с тем, что «Биллинг-Центр» не получил судебного извещения об этом процессе – как тогда адвокат Парфёнов вообще узнал об этом суде? Ещё одна странность – то как себя ведёт в этом процессе Парфёнов. Он не спорит с получением кредита, но откуда господин Парфёнов знает о том, что «Биллинг-Центр» этот кредит получил? В материалах дела нет ни одного документа, подтверждающего выдачу кредита – есть только одно платёжное поручение на сумму 60 тысяч рублей об оплате госпошлины за подачу иска. Всё строится только на основании договора, по которому «Биллинг-Центр» должен был получить кредит, но ни судью, ни стороны процесса в лице Аникиной и Парфёнова, это не смущает. Парфёнов занимает формальную позицию, говоря, что дело надо рассматривать не в Краснодаре, а в Улан-Удэ, а договор поручительства с Айвазяном - это притворная сделка. И это действительно так, потому что БайкалБанк при предъявлении иска не предъявил Айвазяну ни одного требования, а попросил взыскать с «Биллинг-Центра» за счёт его недвижимого имущества сумму порядка 300 миллионов рублей. Из этого мы делаем вывод, что у Айвазяна не было ничего ценного, на что бы можно было обратить взыскание».

По словам Владимира Прусикова, «в это время БайкалБанк заменяется на другого истца – московское общество с ограниченной ответственностью «Торгпартнёр», которое говорит, что на основании договора цессии оно стало новым кредитором, то есть БайкалБанк переуступил «Торгпартнёру» право требования к «Биллинг-Центру». Но интересы «Торгпартнёра» представляет в суде все тот же юрист Аникина, которая до этого представляла интересы БайкалБанка. Суд принимает решение обратить взыскание на имущество «Биллинг-Центра» в пользу «Торгпартнёра» на 300 миллионов рублей. Таким образом кредитором «Биллинг-Центра» становится не БайкалБанк, а московская фирма, которая была создана буквально за несколько месяцев до подачи этого иска. «Биллинг-центр» это решение обжаловал, и на тот момент сменился его собственник, который взялся за этот вопрос по-серьёзному, нанял других юристов, которые съездили в Краснодар, ознакомились с материалами дела, и установили, что это был не суд, а, фактически, спектакль и профанация суда. Апелляцию новым юристам выиграть не удалось, и пришлось действовать по-другому».

Здесь, по мнению героя программы «Большой повод», «необходимо переключиться на другое дело, связанное с переуступкой права требования с «Биллинг-Центра» «Торгпартнёру». В Железнодорожном суде Улан-Удэ эта переуступка была оспорена, и в качестве одного из истцов была компания «Эссет Менеджмент» - это, по данным Агентства страхования вкладов (АСВ), связанная с БайкалБанком организация, которая контролировала несколько фондов, в том числе, фонды недвижимости, которые владеют в Улан-Удэ недвижимостью на сумму около миллиарда рублей. Фирма это московская, и фонды недвижимости тоже зарегистрированы в Москве. Этой компанией руководит Владимир Владимирович Еврецкий - относительно молодой человек чуть старше 30-ти лет. Откуда у Владимира Владимировича такие средства на покупку недвижимости - я думаю, что ниоткуда, потому что недвижимость, судя по всему, покупалась за счёт средств БайкалБанка. Это моё мнение, и я думаю, что если правоохранительные органы начнут с этими вопросом разбираться, то они установят много интересного, потому исходя из моего общения с работниками БайкалБанка, Еврецкий - это человек, который непосредственно был связан с Егоровым. Вообще, есть два Еврецких, и, по-моему, оба носят одно и то же имя - Владимир Владимирович. Мы предполагаем, что это отец и сын. Когда я спрашивал у банковских работников - не знаете ли вы такого Еврецкого Владимира Владимировича, они говорят – знаем, это пожилой человек. Я говорю - он молодой, ему 30 лет – нет-нет, он пожилой. Так и выяснилось, что существует ещё один Еврецкий – человек, который находился в каких-то дружеских отношениях с Егоровым. А (молодой) Еврецкий, судя по социальным сетям, дружит с детьми Егорова, кроме того, интересы компании «Эссет Менеджмент» представляет юрист Егорова – Максим Александрович Козлов, который и подал тот иск, с которого мы начали сегодняшнюю беседу».

Итак, компания «Эссет Менеджмент» подала иск о признании недействительной переуступки прав требования с БайкалБанка на «Торгпартнёр». В этом процессе, по словам Владимира Прусикова «также участвовали юристы, которые связаны с Егоровым - вышеупомянутый Козлов и Роман Анатольевич Путинцев, который раньше возглавлял юридический отдел БайкалБанка, и работал непосредственно под руководством Егорова. Им удалось оспорить решение суда, но здесь есть ещё одна странность – вообще, такие иски предъявляются в рамках арбитражного дела о банкротстве, потому что фактически оспаривается сделка должника. Суд общей юрисдикции первоначально отказал в этом иске на том основании, что это дело должно рассматриваться в арбитражном суде, но через апелляцию это решение удалось отменить, вернуть его на новое рассмотрение, и при новом рассмотрении Железнодорожный суд не стал спорить с апелляционной инстанцией, вынес решение в пользу истцов, и признал договор между «Торгпартнёром» и БайкалБанком недействительным».

Здесь опять появляется Парфёнов, но, по мнению героя программы «Большой повод», «на этот раз в ситуации, которая развивалась в Калининграде. Напомню, когда БайкалБанк и «Биллинг-Центр» отозвали с регистрации залоги недвижимости, эта недвижимость была передана Гейдебрехту в качестве обеспечения кредита, который Гендебрехт выдал другой фирме БайкалБанка – «Витимснабу». Парфёнов появляется в Калининграде с чудесным предложением Гейдебрехту - вам передана в залог недвижимость, и я предлагаю эту недвижимость разделить с нами. С кем «с нами»? Мы - новые собственники «Биллинг-Центра», которые владеют этой недвижимостью, и мы ставим вас в известность, что в Краснодаре проходит процесс в связи с тем, что «Биллинг-Центр» должен БайкалБанку больше 300 миллионов рублей, и на недвижимое имущество, которое передано вам в залог, наложен арест. А у нас есть возможность порешать в Краснодаре все эти вопросы, а также в оспорить в Улан-Удэ переуступку права требования с БайкалБанка на «Торгпартнёр» - во всём этом мы можем вам помочь за скромную сумму. Детали я сейчас говорить не буду, но если следствие это заинтересует, мы ему всё предоставим, потому что сохранилась переписка между этими лицами. В одном из этих писем есть ссылка на то, что мы сейчас в Улан-Удэ пытаемся создать практику оспаривания сделок должника в суде общей юрисдикции, а не в рамках дела о банкротстве в арбитражном суде. И как показали дальнейшие события, о которых я вам уже рассказал, это действительно было претворено жизнь - Парфёнов не просто болтал, они действительно работали, и во всех этих процессах участвовали Аникина, Парфёнов, Путинцев - все юристы, когда-то работавшие на БайкалБанк, и на которых когда-то оформлял доверенности Егоров».

Владимир Прусиков считает, что «нужно ещё остановиться на фирме «Биллинг-Центр» - что это за фирма, и почему она всплыла в связи с БайкалБанком? Это фирма, которой до недавнего времени руководил некто Михайлов - он был её руководителем и стопроцентным собственником. Михайлов - супруг работницы БайкалБанка Михайловой - об этом нам стало известно из документов, которые предоставило агентство по страхованию вкладов. Оно установило, что «Витимснаб», «Бурятский фондовый дом», «Эссет Менеджмент» - это фирмы, которые контролируются БайкалБанком через родственников или близких людей работников БайкалБанка. Когда началась история с банкротством БайкалБанка, когда Егоров ушёл с поста руководителя, а в прессе начали писать о том, что возбуждаются уголовные дела относительно хищений из банка, Михайлов подал заявление о том, что он являлся лишь номинальным владельцем этой фирмы, а фактическим её владельцем был Вадим Николаевич Егоров, который давал все указания - какие договоры подписывать, какую недвижимость приобретать и продавать. У «Биллинг-Центра» также есть ряд сделок с «Улан-Удэ Сетью» - это тоже фирма, которая контролировалась БайкалБанком, есть ряд сделок и с уже упомянутой нами компанией «Финанс Трейд Эссет Менеджмент», которой руководит Еврецкий. Через эти фирмы шла оживлённая торговля недвижимостью она продавалась, покупалась, перепродавалась, снова покупалась разными фирмами, по данным АСВ, так или иначе связанными с БайкалБанком».

У руководителя юридической фирмы вызывает недоумение следующее обстоятельство: «АСВ зная, что все эти фирмы контролировались БайкалБанком, тем не менее к этим фирмам никаких претензий не предъявляет. Если вы считаете, что это фактически фирмы БайкалБанка, и вы знаете, что на этих фирмах есть какое-то имущество (на «Биллинг-Центре» имущество на 285 миллионов рублей, на «Эссет Менеджменте» - в совокупности около миллиарда рублей), то почему вы не занимаетесь разбирательством с этими фирмами? АСВ сегодня занимается выдачей долгов БайкалБанка и сбором его долгов, а самый большой пласт имущества находится не на БайкалБанке. По моему мнению, это имущество было выведено из БайкалБанка. На сайте фирмы «Эссет Менеджмент» есть открытые данные о том, чем она управляет. Мы там увидим довольно-таки доходную недвижимость - коммерческие объекты, в том числе, несколько тысяч квадратных метров недвижимости, отданных в аренду «Рич Монголии» в здании торгового центра «Гэлэкси», и несколько тысяч квадратных метров, переданных в аренду DNS в том же здании».

По мнению Владимира Прусикова, «правоохранительные органы, видимо, успокоились на том, что арестовали менеджмент, который руководил БайкалБанком с 1 по 18 августа 2016 года. Если посмотреть по датам, то мы увидим, что до третьего июня 2016 года банком руководил Егоров – если считать с 1998 года, то это почти 20 лет. С третьего июня по первое августа банком руководила заместитель Егорова Раднаева, которая проработала с ним больше десяти лет, и только с первого августа банком стал руководить Авдеев. И нам предлагают поверить, что за три недели банк кончили москвичи под руководством Авдеева - лично я в это не верю, здравый смысл мне подсказывает, что банк за три недели кончить нельзя, даже за полгода его нельзя кончить. Я думаю, что БайкалБанк шёл к своему финалу довольно давно. Если учитывать, что с БайкалБанком связаны фонды недвижимости, то я могу предположить, что крушение банка можно отсчитывать с 2014 года. Тогда произошёл резкий скачок доллара, рубль ослаб и недвижимость просела в цене. Я думаю, что БайкалБанк занимался инвестированием в недвижимость, и направлял туда средства вкладчиков. Доказать это я не могу, и «Новая Бурятия» доказать этого не может - для этого нужны определённые полномочия, которые есть у следственных органов, есть у Центрального банка, который может проследить все движения финансов. Схема очень запутана, очень много многоходовок, когда деньги ходят со счёта на счёт с одной фирмы на другую, с другой на третью, с третьей на четвёртую, и так далее, но при желании распутать это не так и сложно».

- До завершения процесса трудно говорить, чем он закончится, считает юрист, «но у «Новой Бурятии» есть определённые документы, которые позволяют рассчитывать на то, что мы отстоим факты, на которые ссылалась «Новая Бурятия». В очередной публикации газета обратилась к неравнодушным жителям Бурятии, которые что-либо знают о БайкалБанке и обо всех этих фирмах, чтобы они предоставляли информацию, и нашлись люди, которые откликнулись - на сайт и на почтовый ящик «Новой Бурятии» приходят документы, которые позволяют сделать определённые выводы и увидеть ситуацию в новом свете».

По словам Владимира Прусикова, «нам предлагают поверить в то, что москвичи появились в БайкалБанке каким-то волшебным образом. Третьего июня 2016 года Егоров ушёл в отпуск с последующим увольнением, и его обязанности стала исполнять Раднаева. В этот момент, насколько мне известно, москвичи (это обобщённое название), которые стали новыми акционерами, изучали положение дел в Байкалбанке. Они стали акционерами - видимо они рассчитывали, что Байкалбанк представляет какой-то интерес - иначе зачем бы они стали акционерами? В то же время возникает вопрос - а зачем Егорову и прежним акционерам БайкалБанка было передавать контроль над банком, если они утверждают, что БайкалБанк до появления москвичей был хорошей организацией, у которой не было проблем. Но ведь технологический сбой и остановка Байкалбанка произошла в апреле, когда ни о каких москвичах никто в Улан-Удэ не слышал. Можно сделать вывод, что у банка были проблемы, которые прежнее руководство банка и его прежние акционеры решить были не в состоянии. Ведь никто не продаёт ценный актив, который приносит какую-то прибыль – значит, этот актив, как минимум, перестал приносить прибыль, а, как максимум, грозил какими-то проблемами прежнему руководству банка. Поэтому и появляется новое руководство, и очень удачно появляется, потому что через пару месяцев происходит отзыв лицензии у БайкалаБанка, возбуждение уголовного дела, и вот мы видим - несколько человек сидят в СИЗО Улан-Удэ по обвинению в том, что они похитили имущество БайкалБанка».

- Герой программы «большой повод предлагает обратить внимание на цифры: «У БайкалБанка сейчас долгов на сумму 7,5 миллиардов рублей, а АСВ возместило вкладчикам в районе трёх процентов от этой суммы (около 260 миллионов рублей). Я из этой новости могу сделать предположение, что если нашли только три процента, у кого их могли найти? Только у людей, которые сидят по обвинению в хищении. Давайте предположим, что москвичи похитили имущество, которое впоследствии смогли вернуть, но это только три процента от общей суммы! А где остальные активы? И мы об этом и говорим - давайте проверим информацию, которую публикует «Новая Бурятия». Было уже несколько публикаций, газета писала о странном движении денег незадолго до банкротства - в декабре 2015 года были выданы кредиты физическим лицам. Как потом выяснилось, эти физические лица ничего не знали о том, что они получили кредиты, тем не менее, эти деньги проходят по счетам БайкалБанка, выдаются кредиты на сумму 285 миллионов рублей, и эти деньги падают на счета «Биллинг-Центра», оттуда они уходят на «Байкальский фондовый дом», а далее - на брокерский счёт этой компании. Следовательно, можно предположить, что на эти 285 миллионов покупались какие-то ценные бумаги – можно эти деньги поискать. Давайте посмотрим, кто этими ценными бумагами владеет сейчас. Я не удивлюсь, если ими будут владеть те же фонды недвижимости. В «Биллинг-Центре» есть имущество на 300 миллионов рублей, и у АСВ есть данные, что эту фирму фактически контролировал Егоров – наверное, это же были не собственные средства Егорова? А почему тогда не предъявляются претензии этой фирме, которая фактически принадлежит БайкалБанку? Но никто по этому поводу не разбирается. «Эссет Менеджмент» - это ещё миллиард, а БайкалБанк, по моему мнению, контролировал ещё и фирму «Академ Финанс». Когда БайкалБанком руководил Егоров, все эти фирмы принадлежали работникам банка, а потом Егоров уходит, и сразу же эти фирмы с работников БайкалБанка переписываются на Татьяну Николаевну Улескину и Дениса Юрьевича Ступакова. Эти люди известны тем, что они работали вместе с Парфёновым и Васьковым, а это – юристы, которые по определённым делам представляли интересы БайкалБанка, а Васьков - даже лично Егорова. Давайте с этим поразбираемся».

-В заключение программы Владимир Прусиков сказал следующее: «Мне не верится, что следствие не видит все эти вопросы. Оно располагает большим аппаратом – там есть следователи, оперативные работники, есть возможность делать запросы и получать информацию, и есть прекрасные работники, которые всё это могут проанализировать. Но мы вместо реакции следствия получаем реакцию Егорова, который выждал какое-то количество времени, увидел, что реакции следственных органов нет, и решил наказать «Новую Бурятию», заставив её написать опровержение».


  • Одни вопросы и домыслы, никаких ответов и фактов. Поживем - увидим!
  • Одни вопросы и домыслы, никаких ответов и фактов. Поживем - увидим!