Мнение: «В Сотниково, куда вода уже точно придёт, по требованию прокуратуры уже выделены земельные участки на более безопасной территории, но пока люди особо не хотят начинать процесс переезда»
Мнение: «В Сотниково, куда вода уже точно придёт, по требованию прокуратуры уже выделены земельные участки на более безопасной территории, но пока люди особо не хотят начинать процесс переезда» Общественник, командир «Добровольческого корпуса Байкала», координатор «Байкальской экологической коалиции» Андрей Бородин в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы» комментирует обнаружение места возможной катастрофы самолёта АН-2 в Бурятии, повышение уровня озера Байкал и проблемы, возникающие в связи с этим в Бурятии и Иркутской области, прохождение пожароопасного сезона в Бурятии, и другие темы.

Об обнаружении места катастрофы самолёта АН-2 в Бурятии

– Надо, прежде всего, выразить соболезнования родственникам – иногда в жизни так бывает, что какие-то события происходят совсем недалеко от нас, но нет никакой возможности их быстро обнаружить, хотя сам факт того, что в XXI веке мы не можем с помощью технических средств понять, что произошло с самолётом, вызывает опасения.

О повышении уровня озера Байкал и проблемах, возникающих в связи с этим в Бурятии и Иркутской области

– Ситуация смены от маловодного периода к многоводному, которую мы сейчас наблюдаем, для нашего региона традиционная. Страшное наводнение было в 1971 году, по которому даже поставлен художественный фильм, а в 1988 году уровень Байкала поднимался до критической цифры 457, 27 метра – это на 27 сантиметров выше нормального подпорного уровня, который сейчас фиксируется в законодательстве, как максимум уровня Байкала. В прошлом году у нас на первое октября было 457,11 метра, но ситуацию не нужно сильно алармировать – это природа, которая имеет какие-то критические периоды для того, чтобы испытывать экосистему и за счёт этого мы начинаем более активно адаптироваться к происходящим изменениям. Но, есть факт, являющийся следствием тех ошибок, которые сделали органы власти в девяностые годы – сейчас многие жители Левобережья говорят, что они не знали о том, что их территория является потенциально затопляемой. Такая же ошибка была допущена властями в Иркутске, где все затопляемые зоны были определены ещё на уровне проектирования Иркутской ГЭС, но в период формирования нынешних кадастровых карт на этих территориях почему-то стало можно что-то строить и давать разрешения на строительство. Эти мины замедленного действия, которые закладывались управленческими решениями, ещё раз показывают, что у нас в стране вопросы стратегии развития практически не построены, как постоянная профессиональная работа. Условно говоря, кто-то написал какие-то документы под заказ, разыграли торги и отчитались – у нас бумажка есть, но мы никогда к ней не обращаемся и по ней не живём.

– В этом году в любом случае будет критически сложной по уровню Байкала – топить придётся, как я понимаю, и затопляемые части Иркутска, и бурятскую сторону. Есть и серьёзные опасения по работе самой Иркутской ГЭС, потому что холостые сбросы воды не проводились порядка 8-10 лет, и такие сбросы не являются штатным режимом работы гидроэлектростанции. По Байкалу – скорее всего его уровень превысит прошлогодний максимум в 457,11 метра, и, наверное, нам уже нужно готовиться к переселению людей и заготовке сена, потому что затопленные угодья станут большой проблемой для последующей зимовки скота.

– В Сотниково, куда вода уже точно придёт, по требованию прокуратуры уже выделены земельные участки на более безопасной территории, но пока люди особо не хотят начинать процесс переезда. В случае, если ваш дом уплывёт, вы получите по закону только сто тысяч рублей компенсации – никто больше вам выплачивать и восстанавливать дома не будет. Здесь надо включить рациональное мышление, тем более, что вероятность наводнений может учащаться – не раз в 20, а раз в 10-15 лет.

О прохождении пожароопасного сезона в Бурятии

– На самом деле, сейчас наша республика вступила в благоприятный период, если, конечно, не учитывать положение жителей, которые попадают в зону затопления. По лесным пожарам мы держим второе место в рейтинге российских регионов, в которых в этом году нет возгораний. Это большое достижение всей команды правительства республики, республиканского агентства лесного хозяйства, авиационной базы охраны лесов и Петра Степановича Мордовского, который выстроил систему управления ситуацией. Во-первых, у нас идёт жёсткое недопущение беспорядка в лесной зоне – все выезды перекрыты, стоят информационные щиты и работают манёвренные патрульные группы. У каждой свой функционал и территория объезда – постоянно растёт количество штрафов за нарушение особого противопожарного режима. В лес ходить нельзя – мы видим, что происходит в Якутии – если мы подпалим республику, то проблем потом не оберёмся – придётся только ждать дождей.