"Собачки" или "живое оружие": Что не так с "законом Бурматова"?
"Собачки" или "живое оружие": Что не так с "законом Бурматова"?
Выступление губернатора Забайкалья, заявившего о необходимости внесения изменений в закон, регулирующий отлов безнадзорных животных, вызвал очередной виток заочной полемики между автором закона - депутатом государственной думы Владимиром Бурматовым - и представителям регионов.

О том, что нормы закона не позволяют эффективно защитить людей, за последнюю неделю говорили власти Якутска, Улан-Удэ, Новосибирска, Омска, Кисловодска и многих других городов и регионов.
В ответ депутат Бурматов обвинил местные власти в неисполнении своих полномочий по регулированию численности собак и организации приютов.
Для жителей, которые практически каждый день видят новости об очередном нападении собак, всё это выглядит как чиновничья неразбериха.

Так какие именно пункты закона требуют изменений? БМК попробует разобраться в этом с помощью депутата Сергея Бурдикова - председателя комитета городского хозяйства улан-удэнского горсовета.

- Вы много обсуждали это закон на различных площадках - в горсовете и хурале, знаете ситуацию в приютах, наверняка знаете и обо всех сложностях с реализацией норм закона. Давайте пройдёмся по пунктам закона и Вы расскажете, что в нём не так.

- Давайте попробуем. Сначала первооснова - этот закон направлен на защиту животных от жестокости. Весь посыл закона определяется в первом пункте первой его статьи: сначала обозначается приоритет "в целях защиты животных", а затем дополнительные задачи "укрепления нравственности, соблюдения принципов гуманности, обеспечения безопасности". Как видите, безопасность граждан упоминается в 4-ю очередь.

Идём дальше. Статья 3 в пункте 2 определяет, что такое "обращение" - это отлов животных без владельцев, их содержание, включающее лечение, стерилизацию и вакцинацию. И (внимание!) возврат на прежние места обитания. А в своём выступлении Бурматов говорил, что собаки без владельцев не должны бегать по городу, а должны находиться в приютах. Я вижу прямое противоречие.

- Что, депутат не знает свой собственный закон? Или намеренно искажает его суть?

- Кстати, именно на этот порядок (отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск) прошу обратить внимание. Он повторяется в статье 18, в которой чётко сказано, что животные без владельцев должны быть возвращены в прежнюю среду обитания, за исключением тех, кто проявляет немотивированную агрессию. Но! Критерии "немотивированной агрессивности" не приводятся. И получается, отловщик, решивший держать в приюте агрессивную собаку, рискует быть наказанным за самоуправство и жестокое обращение. Да и, к тому же, собаку в приюте нужно обеспечить местом и кормить "до наступления естественной смерти". А источник средств на содержание такой собаки на федеральном уровне тоже не определён.
С большим трудом на региональном уровне в Бурятии удалось утвердить критерии агрессивности. Но это должно было сразу быть сделано при введении закона в действие.

Статья 3 пункт 10 касается потенциально опасных собак. Много говорят о том, чтобы не выпускать крупных животных, которые могут нанести серьёзные увечья. Но в утверждённый правительством перечень входят только 12 пород - и ни бультерьера, ни хотошо, ни алабая там нет. И, оставляя крупное  животное в приюте, владелец приюта нарушит закон.

Глава 5 распределяет полномочия между федеральными, региональными и местными властями. И это распределение, честно говоря, больше похоже на перекладывание ответственности. Федеральная власть, фактически, оставляет за собой только утверждение методических указаний по организации деятельности приютов и деятельности по обращению с животными без владельцев.

Очень интересные формулировки в статье 7. По ней органы власти субъектов (в нашем случае Республики Бурятия) ВПРАВЕ создавать приюты для животных. То есть право есть, а обязанность не установлена. А если нет обязанности - нет и федеральных средств. Бурятия ведь, как и большинство регионов за Уралом - дотационная. И точно также региональная власть вправе наделять полномочиями местные власти. Какие-то отдельные обязанности этим законом за местными властями не закреплены.

- Получается, когда Бурматов говорил, что обязанность создавать приюты - это обязанность местных чиновников - он что имел ввиду?

- Не могу ответить на этот вопрос. Но структура власти устроена так, что когда вышестоящее начальство поручает - нижестоящие органы пытаются выполнить поручение. Не обсуждая - обязаны или нет.

- А как должно быть тогда с полномочиями?

- Вообще, есть органы, профессионально занимающиеся этими вопросами. Их структура прописана в законе о ветеринарии. Есть федеральный орган исполнительной власти в области нормативно-правового регулирования в ветеринарии - Минсельхоз. Есть федеральная служба по ветеринарному надзору. Есть ветеринарные органы субъектов федерации.
Но вместо этого идёт передача на уровень муниципальных образований, и в итоги процедурой вынуждены заниматься люди, не имеющие профессиональной подготовки (как правило, из коммунальной сферы). И, в конечном итоге, всё равно привлекают ветеринаров. Не правильнее ли было отдать весь цикл - регулирование деятельности приютов, ОСВВ, поддержка частников и волонтёров - напрямую структурам ветеринарии, не используя для этого промежуточные звенья.

Вот ещё смотрите - в 131-й федеральный закон внесли дополнения - муниципалитеты имеют право на осуществление мероприятий с животными без владельцев, но с теми, которые обитают на территориях муниципального образования. У нас что, для собак установлены границы между городом и районом? А если будет переполнен приют в районе - соседний не сможет принять собак? Разумнее было делать межрегиональную структуру, или хотя бы межмуниципальную.

Продолжаем. Статья 10. В ней и описывается, как нужно обеспечивать защиту людей от угрозы, которую их здоровью и жизни могут причинить животные. К сожалению, про безнадзорных животных тут нет ни слова - только о запрете на содержание животных из специального перечня, а ещё о запрете натравливания животных на людей.

В статье 13 изложены требования к содержанию домашних животных, но они, к сожалению, или невозможны к исполнению, или размыты. Например, проблему для соседей иногда представляют заводчики, содержащие дома десятки собак или кошек. А в законе предельное количество не оговаривается, там размытая формулировка "исходя из возможности владельца обеспечивать животным условия".
Есть проблема с выгулом - в плотно застроенных микрорайонах крайне сложно выделить место для выгула, но владельцам животных запрещено выгуливать их вне таких мест.

Статья 16 рассказывает о приютах для животных. Но в ней, фактически, описываются обязанности владельцев приютов и опять идёт отсылка к применению методических указаний по организации.
Но при этом до сих пор нет обещанного проекта типовых приютов, строительство которых должно было софинансироваться из федерального бюджета. Об этом больше года назад рассказывал тот же Владимир Бурматов. Вместо упрощения условия строительства усложнились - в Улан-Удэ, например, запланированные под приют участки перестали новым требованиям соответствовать. 

Статья 18 (мы к ней уже обращались). Ещё один пункт, вызывающий вопросы. Животные, имеющие специальные метки (то есть те, кого уже ловили, прививали и стерилизовали) отлову не подлежат. Но что делать после того, как срок действия прививки закончится? Собаку надо прививать повторно, но ловить её нельзя. Да и не заплатят за это отловщику, поскольку оплате по букве закона подлежит полная процедура ОСВВ.

Ещё одна особенность статьи 18. В п.4 сказано, что о местонахождении животных должны сообщать граждане и организации. Получается, что без обращения служба отлова не может ничего предпринимать. Хотя опыт показывает, что патрулирование микрорайона гораздо эффективнее.

И это мы довольно поверхностно просмотрели текст. Есть ещё немало подзаконных актов и отсылок к другим нормам закона.

- Понятно, много что нужно изменить. А как проходит процесс внесения корректировок?

- Попыток изменений уже было немало. 16 раз они вносились, 8 были отклонены, в том числе, кстати, и законопроект представителей "Единой России" об отмене пункта об обязательном возвращении животных в естественную среду обитания.
До первого чтения в думе добрались пока два законопроекта - первый касается правил выгула, а второй - поправка самого Владимира Бурматова по ужесточению требований для зоомагазинов и других точек продаж.
Сейчас Бурматов заявляет, что в феврале будет внесена поправка об обязательной регистрации всех животных, а не только тех, которых разводят в целях предпринимательской деятельности. Пока у нас даже поголовной регистрации нет.

На предварительной стадии остались законопроекты, исключающие возникшие проблемы использования собак-поводырей, разрешающие пункты временного содержания животных, а также смягчающие требования к организации приютов.

- Спасибо! И, напоследок, Ваше мнение о законе.

- К сожалению, закон оказался односторонним. Правильным, но односторонним. Защитники животных, в том числе Владимир Бурматов, видят в законе способ защитить животных, в том числе собак, от жестокости. Для него собака - друг человека - и больше ничего. А для многих собака - это инструмент защиты. Владельцы домов чаще всего заводят пса не для дружбы с ним, а для защиты дома от злоумышленников. Вокруг Улан-Удэ уже почти 70 тысяч домов, и в большинстве есть собаки. Без массовой стерилизации приток собак из домовладений на улицы не остановить.

Применение закона начали с процедуры ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск) не дав возможности построить инфраструктуру этого оборота. В общем, решать собачий вопрос с хвоста. Сейчас на региональном и местном уровне пытаются эти пробелы заполнить - начали выделять средства для поддержки частных приютов, организовывают межрайонное взаимодействие, ужесточают ответственность за самовыгул.
Но закон нуждается не в точечной подстройке на местах, а в полноценной коррекции. Надеюсь, слово глав регионов и мэров в России значит не меньше, чем слово депутата госдумы.


Жми!

Раздел не найден.