Ученый: «Изображается процесс борьбы за Байкал, но по существу ничего не делается»
Ученый: «Изображается процесс борьбы за Байкал, но по существу ничего не делается» В Иркутской области началась вторая волна паводка, из-за которого под угрозой затопления оказалось несколько жилых территорий, в том числе город Байкальск. Всего было эвакуировано более тысячи местных жителей. Экологи, ученые и граждане опасаются, что из-за схода селей в озеро Байкал могут попасть токсичные отходы с Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК).

За 50 лет работы предприятие накопило около 6,5 млн тонн жидких опасных отходов. В понедельник глава города заявил, что уровень воды на полигоне под контролем, а опасения о загрязнении «не более чем домыслы». Однако уже через сутки «дочка» «Росгеологии» заявила о ЧС на объекте: две карты-накопителя были заполнены до краев. “Ъ” спросил экспертов, насколько вероятна угроза загрязнения озера отходами БЦБК и к чему это приведет.

В субботу, 27 июля, из-за обильных осадков и высокого уровня грунтовых вод началось повторное наводнение в Иркутской области. В зоне подтопления оказалось шесть районов. Уже на следующий день власти города Байкальска ввели режим ЧС из-за подъема уровня рек и обрушения моста через реку Солзан, который соединял один из районов города и Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат. Экологи, ученые и местные жители опасаются, что из-за схода селей в озеро Байкал могут попасть отходы с БЦБК.

Глава города Байкальска Иркутской области Василий Темгеневский опроверг информацию о возможном загрязнении: «Сверху карт-накопителей есть обводной канал. Сейчас та вода, которая поступает в сбор, поступает в обводной канал и по его краям уходит за пределы карт. Поэтому уровень воды в картах у нас находится под контролем». Впрочем, уже через сутки после заявления специалисты ООО «РГ-Экология» («дочка» «Росгеологии», занимающаяся ликвидацией отходов БЦБК) выявили, что две карты-накопителя отходов наполнились до критического уровня из-за сильных осадков.

“Ъ” решил спросить ученых, насколько вероятно в этой ситуации загрязнение озера токсичными отходами с БЦБК.

Светлана Тимофеева, главный научный сотрудник кафедры градостроительства, инженерных сетей и систем ЮУрГУ д. т. н., профессор:

— Произошло разрушение канализационных труб, отводящих сточные воды на очистные сооружения, фекальные воды поступают в воду в неочищенном виде и, соответственно, текут в Байкал. По требованию экологов было прекращено водоснабжение города.

Особую тревогу вызывает возможность схода селевых потоков, который может захватить карты-накопители Байкальского ЦБК. В случае схода селей в Слюдянском районе есть угроза попадания в Байкал отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, которые хранятся в специальных картах-накопителях на берегу озера.

Александр Рудык, старший преподаватель кафедры геоэкологии Таврической академии КФУ им. В. И. Вернадского:

— Необходимо как можно скорее выбрать наиболее эффективную и экологичную технологию переработки отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината и в ходе переработки отходов, рекультивации территории БЦБК вести постоянный экологический мониторинг за состоянием природных комплексов окружающих территорий и вод Байкала. Это, несмотря на заверения властей, может занять не один год. В регионе все чаще (за это лето уже во второй раз) выпадают интенсивные осадки, которые приводят к наводнениям, оползням, селевым потокам и, соответственно, увеличивают потенциальную опасность проявления неблагоприятных процессов с картами-накопителями и отходами Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Поэтому кроме работ собственно по переработке отходов необходимо укреплять дамбы и карты-накопители отходов, проводить на соседних территориях дренажные работы.

Ирина Потороко, завкафедрой «Пищевые и биотехнологии» Высшей медико-биологической школы ЮУрГУ доктор технических наук:

— Безусловно, мощное наводнение на территориях Приангарья формирует опасные селевые потоки, способные нарушать целостность хранилищ отходов.

Есть сведения, что в цехах Байкальского ЦБК после его остановки продолжают находиться опасные химические вещества, которые использовались в технологическом цикле целлюлозного производства. Для минимизации рисков влияния токсичных отходов, включающих продукты разложения шлам зеленого щелока, шлам лигнина, железо, марганец, медь, кадмий, метанол, формальдегид и другие опасные вещества, на экологию уникального водоема и прилегающих территорий необходим комплексный подход.

Светлана Селивановская, директор Института экологии и природопользования КФУ доктор биологических наук, профессор:

— Если говорить честно, то отходы, вырабатываемые целлюлозно-бумажными предприятиями, очень опасны. Их попадание в озеро Байкал может вызвать гибель микроорганизмов и, как следствие, нарушение всей экосистемы. В случае с БЦБК мы говорим про щелочную золу. Ее попадание, например, может изменить кислотность воды в озере.

Леонид Рихванов, профессор отделения геологии ТПУ:

— Отходов по берегу Байкала накопилось очень много. Сам факт существования таких опасных отходов вблизи берега озера чрезвычайно опасен, и его нельзя было допускать. Насколько я знаю, попыток заняться БЦБК за последние пять–семь лет было несколько.

Складывается ощущение, что изображается процесс борьбы за Байкал, но по существу ничего не делается. «Росгеология» вообще давно известна тем, что расходует деньги. Изначально вопрос с отходами нужно было решать по-другому: собрать ученых и услышать их мнение, потом выбирать подрядчиков и уже после этого вырабатывать совместное решение.

Александр Князев, декан химического факультета Нижегородского госуниверситета имени Лобачевского:

- Для меня вообще остается вопросом, кто в советское время придумал строить такое грязное производство на берегу самого чистого озера. Мне кажется, что из-за БЦБК экологическая ситуация в районе озера Байкал ухудшается локально. Несмотря на обводной канал, который якобы уводит отходы в сторону от карт, все равно это где-то сообщается с подземными водами. Ситуация сама по себе опасная, даже если мы не берем в расчет сильное наводнение.

Александр Хаустов, профессор кафедры прикладной экологии РУДН:

— Отходы БЦБК — это два больших полигона вблизи Байкала, которые содержат 10–15 карт. Все было бы хорошо, если бы в них не было захоронений золы местных ТЭЦ, отходов от сжигания шлам-лигнинов и твердых отходов Байкальска. В разрезе полигоны представляют собой каналы, которые содержат уплотненный слой лигнина. Затем идет менее уплотненный слой поздней перекачки, над ним — слой воды, которая содержит растворенные формы углеводорода и золы. Это среда для размножения микробов — они вырабатывают сероводород. Если он попадет в Байкал, это будет опасно. Если бы отходы изначально утилизировались правильно, то шлам-лигнин не представлял бы большой опасности. Также под предприятием до сих пор существуют подземные отходы, которые в результате исследований были обнаружены и оборудованы для того, чтобы они не попадали в Байкал. Из-за наводнений эти загрязнения также могут попасть в озеро.

За 50 лет работы БЦБК было выброшено огромное количество целлюлозы, тем не менее Байкал переваривал. Да, в озере было зафиксировано большое количество сульфатов. Но на тот период на БЦБК работали самые эффективные и дорогие очистные сооружения Советского Союза. На других комбинатах такого не было — БЦБК же всегда находился под вниманием.

На самом деле меня больше беспокоит не сам процесс химического загрязнения, а огромное количество селей с загрязненных поверхностей. В этом случае отходы БЦБК будут лишь каплей в море по сравнению со всем остальным.

Источник: «Коммерсант»/ Анастасия Московкина, Анна Васильева.