Москва недоумевает, потому что мы совершенно не используем федеральные ресурсы (24.05.2017)
Москва недоумевает, потому что мы совершенно не используем федеральные ресурсы (24.05.2017) Upload Music Files - Share Audio -

24 мая 2017 года

Общественник, командир «Добровольческого корпуса Байкала», координатор «Байкальской экологической коалиции» Андрей Бородин обсуждает с ведущим программы "Особое мнение" смыл и перспективы форсайт-сессий для решения различных проблем в Бурятии, первый опыт их проведения. поддержка со стороны государства, поколенческий конфликт в экспертном сообществе республики, опыт волонтёрского тушения пожаров и организации помощи погорельцам в расчистке пострадавших от пожаров территорий, и другие вопросы.

(с сокращениями)

И. Озеров

- Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», в студии Игорь Озеров, и я рад приветствовать нового участника нашей программы - это Андрей Бородин, общественник, командир «Добровольческого корпуса Байкала» и координатор «Байкальской экологической коалиции». Андрей, добрый день!

А. Бородин

- Добрый день!

И. Озеров

- Давай начнём с новой фишки - форсайт-сессий. Ты прошёл в связи с этим какое-то обучение и не только ты, и сейчас на уровне республики группа энтузиастов при поддержке со стороны новых республиканских властей пытается эти методы внедрить, видя в них даже панацею, чтобы как-то вывести республику из той ситуации, в которой она оказалась. Давай об этом поговорим, потому что, кроме позитивных откликов есть и критические замечания, в частности, Алдара Бадмаева, известного и уважаемого эксперта, который сказал, что не такая уж это и новая штука.

А. Бородин

- Сейчас настало время определения того, каким образом мы все будем жить в нашем ближайшем будущем. Дата 10 сентября, думаю, войдёт в историю нашей республики как какой-то поворотный момент.

И. Озеров

- Ты выборы имеешь в виду?

А. Бородин

- Да. К власти приходит совершенно иное поколение – люди, которые прошли какую-то инициацию в пионерской организации, чуть-чуть застали комсомол, но содержательно и фактажно они совершенно другие в отличие от той команды, которая правила до этого. Последняя реакция на наши инициативы - некая настороженность - а что эти ребята с собой несут, насколько они компетентны, что они могут, и так далее. Появилось ощущение, что старшее поколение отказывает молодёжи в праве на своё собственное будущее, в праве даже на какие-то ошибки, которые естественно у нас будут, потому что не ошибается тот, кто ничего не делает. А если говорить содержательно, то проект «Байкал: великое озеро великой страны» запустился с лёгкой подачи инициативных иркутян, которые сказали, что надо брать в свои руки собственное будущее, потому что надеяться на власти в наше время сложно. Дмитрий Анатольевич сказал - денег нет, и это действительно актуально, прошли те жирные воды, когда можно было заливать финансами какие-то вопросы. Почему мы так не ощутили кризис 2008 года на себе - потому что 600 миллиардов рублей были вложены в пенсионную систему на поддержку пенсионеров, на поддержку банков и на поддержку промышленных предприятий. Хотя в мировом сообществе этого кризис отрезвил многих.

И. Озеров

- Но сейчас-то всё выглядит с точностью до наоборот - весь мир относительно неплохо себя чувствует, а у нас какая-то безнадёга.



А. Бородин: Проект «Байкал: великое озеро великой страны» запустился с лёгкой подачи инициативных иркутян, которые сказали, что надо брать в свои руки собственное будущее, потому что надеяться на власти в наше время сложно. Дмитрий Анатольевич сказал - денег нет, и это действительно актуально, прошли те жирные воды, когда можно было заливать финансами какие-то вопросы



А. Бородин

- Во многом, насколько я понимаю, это как-то связано с тем, что вливания молодёжи в те же самые властные структуры, в компании, которые могли бы формировать ту самую повестку будущего, его не было. Понятно, у нас правительство не такое старое, глядя на Тимура Гомбожаповича (министр культуры Цыбиков – ред.), на министра транспорта Козлова, но всё равно ощущается, что республика находится в кадровом голоде. В рамках реализации этого проекта, когда мы готовили предложение от нашей республики, мы вывалили перед Москвой все наши хотелки на несколько сот миллиардов и отправили их в Москву – вот, пожалуйста, разбирайтесь! Это то, за что мы сами конкретно готовы взяться здесь в республике - у нас есть бизнес-сообщество, которое считает приоритетным, допустим, развитие сельских поселений, тот же самый мусор, очистные сооружения. Понятно, легко жить, когда тебе прислали 100 миллиардов – посидел, потратил, сделал контракты, отчитался, какие-то показатели выполнил. На самом деле, основная претензия к программе охраны озера Байкал - она никак не повлияла на жизнь конкретных людей. Что-то мы строили, что-то вводили, но с экологией всё становится с каждым годом хуже и хуже. Поэтому, та школа модераторов по технологии форсайта, которую организовало Агентство стратегических инициатив (АСИ) в Москве, как раз и отвечает на вопрос - каким образом можно вокруг себя создать тусовку людей, которые хотят что-то изменить прежде всего для самих себя. Стоит задача собрать таких неравнодушных людей в республике, в городе, в одном районе или даже в сельском поселении и дать им определённую технологию, с помощью которой можно получить какой-то результат. Да, у каждого из нас свой вектор будущего, но он всё равно направлении в одном направлении - скорее всего вперёд, а не назад. Я наблюдаю за ситуацией в рамках проблемы бурятского языка и бурятской культуры – есть очень много пассионарных, ярких, творческих людей! Здесь у нас и школы, и национальные костюмы, и песни, и какое-то материальное творчество в виде ремесленничества, но что-то не получается – есть только какие-то отрывочные мероприятия, государство говорит одно, люди – другое, они пытаются собраться, но у них не получается. Это, как раз, говорит о том, что у них нет технологии, которая, во-первых, была бы проверена временем, и, действительно, давала бы быстрый результат без больших финансовых затрат. В рамках России АСИ такая технология была разработана. Конечно, она основывается на мировой практике, на методах Delphi, методах экспертных оценок, про которые говорил Алдар Гальчиевич.

И. Озеров

- Мозговой штурм.

А. Бородин

- Да, просто это упаковано в новомодный язык, который ближе молодёжи, потому что они хотят быть, условно говоря, в мейнстриме и крутыми - это тоже личностные характеристики того поколения, которое сейчас приходит. Если раньше у нас всё было понятно - пионерия-комсомол-партия, то сейчас уже каждый может быть кто во что горазд, но какое-то общее информационное поле, эти самые тренды, они есть, они действительно оказывают реальное влияние на жизнь людей и не учитывать их было бы, наверное, неэффективно.

И. Озеров

- А как результаты работы этих экспертных групп будут сопрягаться с государством?

А. Бородин

- Я исхожу из того, что нужно попытаться найти какие-то новые концептуальные решения, которые были бы отличны от всего существующего. Если возвращаться к экологии, мы долго обсуждали проблемы с нормативно-правовой базой - есть куча кодексов, ограничений, есть федеральный закон, но что-то не работает. А почему, допустим, не обсудить идею байкальского кодекса? Если у нас Байкал такой один в России, и этот статус закреплён на международном уровне, почему бы не создать для нашей территории своё отдельное правовое поле, который бы учитывало все эти особенности? На начальном этапе почему бы не платить тем жителям, которые живут на побережье, за то, чтобы они не мусорили, вывозили свои стоки с коммунальных систем, участвовали в каких-то природоохранных мероприятиях, и так далее. Ведь все системы поддержки в государстве есть - Москва недоумевает, потому что мы совершенно не используем федеральные ресурсы. Давным-давно наши ведомства могли бы расписать - нам для Бурятии нужен один миллиард рублей туристического сбора. Москве сказать – мы входим в эту зону, для того, чтобы турист приехал, нам нужны лоукостеры как «Победа», туристы из Монголии и Китая на поездах, и что-то ещё. Разговаривать с Москвой нужно именно на таком уровне, и они готовы помогать, вкладывать, давать ресурсы, открывать какие-то нормативные окна возможностей - это же во-многом пилотные проекты. А у нас эта работа абсолютно не ведётся.



А. Бородин: Москва недоумевает, потому что мы совершенно не используем федеральные ресурсы. Давным-давно наши ведомства могли бы расписать - нам для Бурятии нужен один миллиард рублей туристического сбора. Москве сказать – мы входим в эту зону, для того, чтобы турист приехал, нам нужны лоукостеры как «Победа», туристы из Монголии и Китая на поездах, и что-то ещё



И. Озеров

- Почему?

А. Бородин

- Раньше не было такой задачи. Если перед чиновникам задача не стоит, и он получает свою заработную плату, у него есть свои показатели, которые выполняются, то нужного результата, по большому счёту, нет. Второй момент - с Москвой тоже надо уметь разговаривать. Если мы, как ребята, которые приехали из деревни, ничего не знают, и только вываливают ворох проблем - зачем москвичам в этом разбираться? Они лучше будут работать с Татарстаном, Калиниградом или с Якутией, которая уже всё знают и делают свои проекты. Как это делается в Татарстане? Они взяли какую-то идею, отработали её у себя, показали результаты, и двигают эту идею на Москву - вот видите, мы вложили условно говоря, миллион рублей, а на выходе получили пять. Теперь нам давайте 100, мы вам дадим 500. Всё, не вопрос - если технология работает, она масштабируется и переводится в формат франшизы, которую любой может взять на каких-то определённых условиях. После этого Татарстан, конечно, ходит в дамках, потому что его наработки поднимают на российской уровень. Москва говорит - наша задача, чтобы вы сами у себя здесь родили что-то интересное под брендом «Сделано на берегах Байкала», но пока ничего такого от вас не видно и не слышно. Но, потом я очень чётко понял посыл Вячеслава Наговицына, когда она на совещании в начале января 2015 года – так, как мы жили до этого, мы больше жить никогда не будем! Чиновники должны были отреагировать, и понять, что нужно вести себя по-другому, уже сейчас вводить оптимизацию, но, к сожалению, мы пришли к тому, к чему пришли. Когда вот мы проводили тест-форсайт пятого мая, мы просто собрали группу людей из ближнего круга - мои знакомые, были Эрдэни Дымчиков, руководитель управления по делам молодёжи администрации города, Валентин Батомункуев, заместитель директора института природопользования, Фаина Забелкина, заместитель главы администрации Селенгинского района по экономике. Часть правительства пригласила людей из своего круга - глав администраций сельских районов и представителей СМИ. И в этой группе в течение дня работы у нас уже выявились боли, которые реально волнуют людей. По поводу экологии мы придумали – мы заботимся о природе, потому что у нас есть Ген Чингисхана. Чингисхан, как мы помним, говорил, что здесь запретная территория и здесь ничего делать не надо. Этот Ген Чингисхана мы, условно говоря, секвенируем, определив какую-то комбинацию генов, а идея такая - человек приезжающий в Бурятию и на Байкал, он проходит определённые этапы программы – выпил байкальской воды, попарился в русской бане, съел буузы - и вот тебе уникальное свидетельство с номером. Ты этот ген получил, поэтому не мусори у себя дома, бережно относись к воде, используй вторичные ресурсы. А приехав в свою среду, к себе на родину, ты это повесишь на стенку, а все будут подходить и спрашивать – это что у тебя? А это я был на Байкале, там делают так-то и так-то, и если мы тоже это будем делать, то планета станет чище. Это может быть новая этика и эстетика, которую мы несём с берегов Байкала. Такая идея родилась – если её забрендировать, перевести на несколько языков, и составить какой-то план действий… Понятно, что это, по большому счёту, развлечение, но человек готов за это заплатить и в этом есть определённый смысл.

И. Озеров

- Идея красивая. Вы приходите с ней к государству и говорите - вот у нас десяток идей, а вы должны прийти к федералам и сказать – дайте нам на это денег. Вы должны научить чиновников, как правильно взаимодействовать с федералами?

А. Бородин

- По большому счёту, конечно, мы должны заботиться друг о друге. П по сути дела, власть - это не что-то внешнее по отношению к нам, это те же самые наши друзья, знакомые…

И. Озеров

- Но власть-то думает по-другому.

А. Бородин

- В идеале мы будем показывать, куда движется общество, какие у нас запросы. А для того, чтобы власть сохраняла свой инстинкт самовыживания, ей нужно прислушиваться, потому что если власть идёт в одну сторону, а общество требует другого, понятно, что в конечном итоге будет отдаление друг от друга и возникнет вероятность разрыва. Почему в последнее время создали Общественную палату, общественные советы, ещё что-то…

И. Озеров

- Очень декоративные структуры, на взгляд.

А. Бородин

- Да, но если бы я был главой государства, я бы создавал эти институты и приближал бы к себе критиков и оппозиционеров. Алексей Самбуевич сказал - я готов работать с теми, кто критикует меня ради общего блага. Мы пошли по этому пути - мы абсолютно не поддерживаем нынешнее кадровое состояние республики, я бы сам действовал принципиально, но, с другой стороны, а на кого мы поменяем (нынешних чиновников)?

И. Озеров

- Принципиально – разогнал бы всех?

А. Бородин

- Навёл бы порядок, если говорить в советском стиле!

И. Озеров

(смеётся).

А. Бородин

- Понятно, что чиновников надо сокращать, либо освобождать их от ненужных работ, бумаг, и так далее. Мы столкнулись по пожарам с тем, что государство не может проконтролировать, сколько у них человек реально вовлечено в патрулирование лесов – в отчётах одни цифры, а на местах ситуация другая. Я говорю – ребята, есть простая технология GPS-навигаторов – поставьте их на машины, каждому сотруднику дайте браслет, как на заключённых, и смотрите в режиме онлайн, сколько у вас человек вышло в этом районе, сколько в этом – всё, не надо ездить, контролировать и заставлять людей постоянно писать отчёты. Это технологическое решение стоит не так дорого, зато мы чётко будем всё знать.

И. Озеров

- И никого не надо уговаривать.



А. Бородин: Мы столкнулись по пожарам с тем, что государство не может проконтролировать, сколько у них человек реально вовлечено в патрулирование лесов – в отчётах одни цифры, а на местах ситуация другая. Я говорю – ребята, есть простая технология GPS-навигаторов – поставьте их на машины, каждому сотруднику дайте браслет, как на заключённых, и смотрите в режиме онлайн, сколько у вас человек вышло в этом районе



А. Бородин

- Да, потому что всё будет прозрачно. Вот таких решений нам сейчас не хватает, а мы пытаемся одних людей контролировать другими людьми, и это всё вырастает и вырастает. Та же самая ситуация с контрольно-надзорными органами - зачем нам Роспотребнадзор, все эти налоговые инспекции и инспектора? Отравился человек в кафе – разори ты это кафе на десять миллионов, путь хозяин кафе продаст свою квартиру, имущество и выплачивает тебе этот ущерб! И никто из предпринимателей уже не будет поваров с дизентерией принимать или брать просроченные продукты. А мы создаем эти симулякры – обрнадзор, здравнадзор, ещё что-то.

И. Озеров

- Давай вернёмся к форсайт-сессиям.

А. Бородин

- Да. По большому счёту мы не хотим сейчас разговаривать с властью с позиции – вот, мы родили какой-то гениальный проект, дайте нам теперь деньги, чтобы мы это реализовывали. С 2015 года мы сами собрали порядка 500 тысяч рублей на тушение пожаров - это всё работает без государства, это можно делать!

И. Озеров

- Алдар Бадмаев по поводу ваших форсайт-сессий высказал конкретную претензию - в ваших разработках нет места нашим крупным предприятиям – авиазаводу, и всем остальным. Почему это игнорируется?

А. Бородин

- Это повестка форсайта Байкальского региона, которая будет проведён 7-10 августа в Иркутской области на Байкале под эгидой АСИ. В рамках проекта форсайт-навигации, которые уже с 2012 года реализуется у нас России, мы впервые попали в этот большой федеральный проект. В этом году 14 регионов заходит в эту систему. Будет порядка 10 форсайт-флотов или кемпов - собирается сообщество экспертов, практиков, активистов, бизнесменов, общественников и представителей власти. Порядка 300 человек замыкается в ограниченном пространстве либо корабля, либо какого-то лагеря, и в течение 3-4 дней они проходят по этой технологии, рождая определённые идеи и набирая те самые компетенции, которых не хватает лидерам для того, чтобы реализовать свой проект. Эта повестка уже примерно сформирована, и когда ребята готовились к обсуждению того, что же мы будем делать относительно будущего Байкальского региона, было такое мнение, что крупные федеральные промышленные группы, большие лесопромышленные холдинги, понятно, что контролируются федеральными структурами или большими крупными компаниями, которые работают на несколько регионов. Что делать мне, как человеку, имеющему один миллион рублей? Понятно, что долю в РЖД мне никто не продаст, войти в какой-то какой-то энергетический бизнес я тоже не смогу – места нам на этом поле нет. Именно поэтому молодёжь, активные бизнесмены не рассматривают эти предприятия, как объекты для своих вложений и инвестиций. Что нам делать? Стратегия «голубого океана» говорит о том, что не надо конкурировать там, где уже имеется насыщенный бизнес. Кстати, для меня, как для жителя республики очень интересно, как будет передаваться наследство наших крупных торговых сетей – «Абсолют», «Титан», «Николаевский» - что они будут делать? Понятно, мы знаем о династических браках, приходит молодое поколение, но нужно ли это им? Может быть там среди них какой-нибудь талантливый художник, музыкант или путешественник, и не в его интересах развивать какую-то торговлю, запускать рыборазводные заводы, или ещё что-то. Этот момент настанет и хотелось бы посмотреть, к чему это приведёт. Поэтому мы определились, что будем искать какие-то новые ниши, куда эта молодёжь может войти. Это как раз новые технологии, та же самая «цифра», о которой много говорят, какие-то экологические новые продукты, завязанные на системе устойчивого развития, либо несущие какой-то энергетический заряд, связанный с геном Чингисхана, о котором мы говорили. Эти новые рынки надо увидеть, посмотреть и почувствовать. Поэтому претензия (Алдара Бадмаева) обоснована, но мы говорим не про сегодняшний день, а про то, что будет через 20-30 лет. Имея Байкал, мы можем под какую-то новую этику и эстетику собрать людей со всего мира. Понятно, что если мы найдём молодого конструктора уровнями Милля, Яковлева или Сухого, который создаст на нашем авиазаводе какой-то новый продукт, это действительно может стать каким-то прорывом, но этих людей надо искать целенаправленно, потому что и авиазавод, и ЛВРЗ, и Улан-Удэстальмост во многом строило не местное население. Условно говоря, в начале века это были не буряты, не потомки казаков и старообрядцев, это были люди из промышленно развитых регионов, получившие образование. Им, как амбициозным людям давать возможность - вот строительная площадка, вот завод - делай что хочешь, условно говоря! И личный вызов привёл к рождению таких предприятий. А если не будет личного вызова, как у Циолковского и Королёва, у нас корабль «Восток-1» не полетит. Нужны именно такие люди и постановка задач такого уровня.

И. Озеров

- В программе «Особое мнение» принимал участие Андрей Бородин, вёл программу Игорь Озеров, всего доброго, до свидания!

А. Бородин

- До свиданья!