Мнение: «Зелёный нефрит из Окинского района и белый нефрит из Баунтовского района – это мировые эталоны качества»
Мнение: «Зелёный нефрит из Окинского района и белый нефрит из Баунтовского района – это мировые эталоны качества» Эколог, кандидат геолого-минералогических наук, ведущий научный сотрудник и заведующий лабораторией геохимии и рудообразующих процессов Геологического института СО РАН Евгений Кислов в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы» комментирует историю добычи нефрита в Бурятии, уникальные свойства этого поделочного камня, роль республики в мировом обороте нефрита, причины высокой востребованности этого минерала в Китае, декриминализацию этой отрасли в последние годы, и другие темы.

– С точки зрения геологической, нефрит – это горная порода, которая состоит в основном из минерала тремолита, реже актинолита – они близки по составу, и из амфиболов – водосодержащих силикатов магния и, в какой-то мере, железа. Поскольку нефрит – это горная порода, помимо основного минерала там бывают примеси – в зелёном нефрите – это магнитит или хромит, чёрные крапинки которого мы часто видим, а в светлом нефрите есть примеси кальцита и диопсида. Ещё нефрит – это поделочный камень, по классификации он относится к ювелирно-поделочным, потому что используется и в ювелирном деле, когда качество нефрита получше, может использоваться для резных изделий и для облицовки – например, я видел объявление о продаже коттеджа в Улан-Удэ, где было указано «камин из нефрита». По торговым классификациям, которые геологи не любят, нефрит относится к полудрагоценным камням, и это как раз является основанием отнести его к стратегическим материалам, контрабанда которых не декриминализована и уголовно наказуема. То есть, вы можете возить самолётами шмотки из Китая из Турции – это не наказуемо, но повезёте нефрит в кармане, и вас уже можно уголовно привлекать.

– Структура у нефрита кристаллическая, но скрытая, а ещё волокнистая. Представьте себе войлок, ворсинки которого не видны глазу – именно так выглядит нефрит под микроскопом. Благодаря своей волокнистости нефрит является очень вязким – разбить кувалдой хороший нефрит, в котором нет трещин – это бесперспективное занятие. Есть куча преданий о том, что в Петербурге паровым молотом пытались разбить нефритовую глыбу с Восточных Саян – в итоге сломался паровой молот из Германии. Ещё из-за своей вязкости нефрит трудно принимает полировку. Есть похожая порода – серпентинит – он бывает красивее, более прозрачным, с более нежными тонами, но он более хрупкий и мягкий. Если скульптура из серпентинита упадёт на пол, она расколется, а будете стирать пыль – поцарапается. А если вы возьмёте скульптуру из нефрита и поставите у себя дома, она никогда не расколется, и с неё не сойдёт полировка. Поэтому, я считаю, китайцы ценят нефрит, потому что это – камень вечности. Посмотрите историю Китая за несколько тысячелетий – то наводнение, то землетрясение, то вулканы извергаются, то кочевники нападают – а нефрит спокойно передаётся из поколения в поколение.

– Качество нефрита варьируется очень сильно. Когда у нас был наплыв китайских посредников, которые скупали нефрит, наиболее продвинутые из них ориентировались на какой-то конкретный нефрит, и они по-видимому покупали его для каких-то конкретных семей резчиков, потому что в Китае это передаётся из поколения в поколение. Я не говорю сейчас про массовые изделия, а про уникальные вещи – там, действительно, крутились очень большие деньги. В Китае существует нефритовые биржи – самая крупная находится в городе Дунин – напротив села Полтавка Приморского края – оттуда иногда просачивается информация, что и по какой цене ушло, но, там, конечно, уже камень, просмотренный многими экспертами, прощупынный, излизанный и изнюханный. С другой стороны, для китайцев нередко стремление купить и не только обогащённый камень, который распилили пополам, отполировали, и показали всю внутренность и все дефекты. Они, наоборот, иногда стремятся купить камень в «корке», где вообще не видно, что внутри! Это показатель китайской склонности к азарту – они очень азартны! Для него это казино – он купил, пришёл к себе в гостиницу «Однон» – к нему со всего «Одона» сбежались китайцы в номер – они перебирают, его, гладят, взвешивают – что там внутри, какой он там? Они мучаются, думают, а потом он другому перепродал – и теперь тот начинает мучиться! А когда распилил – уже неинтересно – или он выкинет нефрит, или скажет: «О, я на этом заработал!».

– Скальный нефрит обычно пилится пополам, но наиболее ценятся обычно окатыши – зачастую китайцы с ними ничего и не делают – просто вырезают из чёрного или красного дерева подставку, и ставят на неё. Обычно окатыш бывает в «корке», которую китайцы очень ценят. По советским стандартам (российских нет), цветовая неоднородность – это дефект, а для китайцев цветовая неоднородность может привести к многократному удорожанию нефрита. Если, например, у камня есть цветная «корка», то это сразу поднимает его цену раз в десять. «Корка» – это выветрелый нефрит – он может быть прокрашен гидроксидами марганца в чёрный цвет, гидроксидами железа – в бурый или в красный цвет, но самый «писк» – это белый нефрит красной «корке» – цены на него очень большие. Они могут достигать на «чёрном рынке» России десятков тысяч долларов за килограмм, но при пересечении границы в Китае происходит десятикратное удорожание такого нефрита. Такой камень, конечно, не распиливается пополам – просто выискивается место, где «корка» потоньше, и аккуратно спиливается алмазной пилой, чтобы сделать «окошко», показывающее, какой этот нефрит внутри – это специфика окатышей.

– Нефрит зачастую обладает высокой просвечиваемостью – есть специальные фонарики, которые просвечивают хороший зелёный нефрит до одного сантиметра, а белый – до трёх, а иногда даже до пяти сантиметров – для поделочных камней это довольно редкое и очень важное свойство.

– В России в основном находятся месторождения зелёного нефрита – это Восточный Саян, Западный Саян и чуть-чуть Урал. На Витиме – это Баунтовский и Муйский районы Бурятии – находятся месторождения очень качественного белого нефрита. Вообще в России 90-95 процентов защищённых запасов нефрита-сырца находится на территории Бурятии. Зелёный нефрит из Окинского района и белый нефрит из Баунтовского района – это мировые эталоны качества.

– Нефрит добывается открытым способом в карьерах, при этом нельзя использовать взрывы – их используют только для того, чтобы убрать большую толщу вмещающих пород. А если использовать взрыв при добыче нефрита, он покроется микротрещинами и при обработке просто может рассыпаться в мелкую щебёнку. Поэтому в нефрите бурятся отверстия, потом они расклиниваются специальными клиньями или в отверстия засыпаются специальные вещества, которые заливаются водой и разбухают, разрывая камень.

– Из нефрита делают ювелирные украшения, резные изделия, а окатыши хранят, как символ престижа и богатства. Нефрит тяжёлый – кубометр камня весит три тонны. У гранита и кварца этот коэффициент 2,3-2,4, а когда берёшь в руки нефрит, то чувствуешь его тяжесть. Нефрит не просто называется именно так – «нефрос» – это почка, и я думаю, что он лечит почки – у меня были ситуации, когда я давал нефрит больным и даже сам прикладывал – кстати, надо возобновить. Нефрит очень соответствует теплу человеческого тела – это фактически единственный камень, из которого можно кольца. Кольца можно делать из металла и из нефрита – у него расширение и сужение происходит без проблем, но если делать кольца из других камней, то из-за нагревания и остывания они начинают трескаться.

– В советское время особо большого рынка нефрита не было – он разрабатывался в основном организацией «Байкалкварцсамоцветы» – это была государственная экспедиция в селе Смоленщина на окраине Иркутска. Мелкие месторождения они отрабатывали в процессе разведки, и у них был цех, который до сих пор выпускает изделия из нефрита – можно зайти к ним на сайт, и у них есть музей в Смоленщине.

– К 2010 году хищническая отработка нефрита в России достигла своего пика, и государство начало регулировать эту сферу как силовым путём, так и нормативным. Начали ставить контрольно-пропускные пункты, причём, зачастую местное население потеряло возможность поехать помолиться на свои святые земли, а также рыбачить и охотиться. Нормативно всё происходит очень медленно, но наказание за незаконную добычу и оборот нефрита ужесточается. Таким путём в значительной мере удалось изменить ситуацию, хотя я не скажу, что абсолютно всё стало легально и законно.

Здесь, в Бурятии нефрит добывает Забайкальское горнорудное предприятие, и продаёт его компании «Ориентал Вэй», которая занимается переработкой и продажей нефрита. У них в Улан-Удэ есть две фабрики – одна на Кирзаводе, и вторая – в районе аэропорта в Технопарке. Здесь делают изделия из нефрита, и в Технопарке даже есть шоу-рум, куда любой человек может приехать и купить изделия из нефрита. У других недропользователей тоже есть свои, правда, более мелкие мастерские.

Справка «Байкал-Дэйли»: Официальным экспортом нефрита в период с 2017 - 2020 годов занимаются восемь компаний. Наиболее крупные: Торговый дом и нефритовая фабрика «Ориентал Вэй» (ключевой поставщик нефрита – ЗГРП), Бурятская община «Дхарма», «Самоцветы», «МС Холдинг» и «Байкалкварцсамоцветы». Добычей нефрита в Бурятии занимаются АО «Забайкальское горнорудное предприятие», ООО «Самоцветы», ООО «Байкалкварцсамоцветы», ООО «Голюбэ», ЗАО «МС Холдинг», ООО ГП «Сибирьгеология», ООО «Сила Сибири», У-У МРО Б-О «Дхарма», ООО «Аллами», ООО «Хуша-Гол», ООО «Забайкалгеопром», ООО «Минерал».