Дмитрий Гармаев: «Просто была нужна добрая воля самого владельца авиакомпании «Hunnu Air» для того, чтобы не побояться лететь в Россию, и таким образом мы рейсы в Монголию сохранили»
Дмитрий Гармаев: «Просто была нужна добрая воля самого владельца авиакомпании «Hunnu Air» для того, чтобы не побояться лететь в Россию, и таким образом мы рейсы в Монголию сохранили» Генеральный директор международного аэропорта «Байкал» Дмитрий Гармаев комментирует ситуацию с международными и внутренними авиаперевозками за последний месяц, подготовку к строительству международного терминала аэропорта «Байкал», цены на авиабилеты, сохранение регулярного авиасообщения с Монголией, предложение правительства Бурятии освободить организации, имеющие в собственности воздушные суда, от транспортного налога, риски остановки авиаперелётов в России из-за международных санкций, разницу между аэропортом «Байкал» и аэродромом «Мухино», и другие темы.

О ситуации с международными и внутренними авиаперевозками за последний месяц

– В данный момент в аэропорту «Байкал» каких-либо глобальных или серьёзных изменений нет. Конечно, все, наверное, слышали про рейс Улан-Удэ – Пхукет, который прекратился достаточно неожиданно для нас, и для авиакомпании S7 это тоже стало неожиданностью. Сейчас из Таиланда выполняются вывозные рейсы, люди вылетают, ситуация стабилизируется, и это, по сути дела, единственный международный рейс, который у нас отвалился. Из внутренних перевозок у нас ушёл Омск, и это тоже косвенно связано с санкционной историей, потому авиакомпания «Red Wings» по-честному мне сказала – Дмитрий, ситуация настолько неоднозначная, что мы пока перетаскиваем самолёты в центральную часть – возможно, там будут вывозные рейсы, и так далее. Но, например, созвучный Омску Томск остался – рейс Улан-Удэ-Томск-Екатеринбург хорошо грузится, и на нём работает та же авиакомпания «Red Wings». Все остальные 12 маршрутов – а мы сейчас летаем в Москву, Новосибирск, Красноярск, Южно-Сахалинск, Владивосток, Хабаровск, Якутск, Хужир, Иркутск – всё это летает, загрузка нормальная, и в этом плане мы особых изменений пока не почувствовали. Ванговать, что будет дальше, очень сложно, но тенденция по российским аэропортам заметна – чем они западнее, тем ситуация турбулентнее, и чем восточнее – тем ситуация более спокойная. Моё личное мнение, как руководителя предприятия – я вижу в сегодняшней ситуации для аэропорта, с одной стороны, вызов, а, с другой стороны – возможности, потому что мы аэропорт, расположенный на востоке страны в пограничном регионе.

О подготовке к строительству международного терминала аэропорта «Байкал»

– Буквально неделю назад прошло совещание, на котором присутствовало руководство холдинга «Новапорт», как собственника. Они прилетали в Улан-Удэ, где проводилось совещание на уровне зампреда правительства Республики Бурятия Евгения Валентиновича Луковникова. Здесь были подтверждены все намерения и готовность – сейчас мы работаем над тем, чтобы 28-го апреля выйти из Главгосэкспертизы со своим проектом. Затем нам необходимо будет провести тендер – то есть, сейчас все сроки сохраняются, и мы идём по плану. Руководство холдинга подтверждает свои намерения – они видят и рост пассажиропотока в Улан-Удэ, и перспективы внутреннего туризма, который мы всегда прописывали в Стратегии, как свой драйвер роста. Когда мы начинали планировать международный терминал в 2019 году, стоимость этого объекта тогда составляла 1,5 миллиарда рублей, на конец 2021 года это было уже 2,5 миллиарда, а прямо сейчас коммерческие сметы пока не пересмотрены до конца, но, примерно такой же терминал будет в Томске, а Томск уже пересмотрел коммерческие сметы, и у них получилось 2,8 миллиарда рублей – я думаю, что у нас будет примерно такая же история.

О ценах на авиабилеты

– Мы видим, как на международных рейсах цены на авиабилеты подскакивают до 400 тысяч рублей – рынок так реагирует на сложившуюся ситуацию. Но, в аэропорту «Байкал» и в других российских региональных аэропортах всегда являлась и является опорной именно внутрироссийская сеть – у нас 90 процентов пассажиропотока приходится на внутренние рейсы и только около дести процентов – это «международка». Поэтому мы сейчас подтверждаем, что роста цен на билеты по нашим направлениям мы не видим. И я бы здесь хотел сказать огромное спасибо правительству Бурятии и лично Алексею Самбуевичу за ту системную работу, которая велась с 2017 года, когда мы подавали заявки и получали подтверждение по самым различным программам субсидирования авиаперевозок. Сейчас большинство маршрутов из Улан-Удэ в той или иной степени, по тем или иным программам засубсидированы.

О сохранении регулярного авиасообщения с Монголией

– У нас сейчас сошлись два кризиса, когда коронавирус резко перешёл в специальную военную операцию, а Монголия была два года закрыта именно по коронавирусу. И как только Монголия дала возможность к ним летать, мы побежали в оперштаб, и с первого декабря получили разрешение, а 11-го декабря у нас уже пошёл рейс. Таким образом мы летали декабрь, январь и февраль, а потом пошли все последние ограничения – рейс Улан-Батор-Москва «Аэрофлота» закрылся, Улан-Батор-Иркутск «Air Mongolia» закрылся. Но авиакомпания «Hunnu Air» оставила свой рейс, потому что мы изначально очень внимательно изучали всю, так скажем, «юризму», и поняли для себя – а почему нет? У «Hunnu Air» есть в собственности самолёты, лизингодатель у них китайский, а компания частная. Просто была нужна добрая воля самого владельца авиакомпании «Hunnu Air» для того, чтобы не побояться лететь в Россию, и таким образом мы рейсы в Монголию сохранили. Правда, в один момент получился просто ажиотажный спрос, когда стоимость билета доходила до 50-ти тысяч рублей в одну сторону, потому что сейчас из Монголии в Россию летает только «Hunnu Air».

О предложении правительства Бурятии освободить организации, имеющие в собственности воздушные суда, от транспортного налога

– Речь здесь идёт о малых воздушных судах, и я очень рад, что наше правительство и Хурал думает, как облегчить жизнь авиакомпаниям, которые в основном работают как авиация общего назначения – лесоохрана, вертолёты, санавиация, поиск и спасение людей, и так далее. Это хорошая своевременная мера, которая направлена на поддержку этих отраслей гражданской авиации.

О рисках остановки авиаперелётов в России из-за международных санкций

– Ситуация очень серьёзная, потому что у нас основные типы воздушных судов, летающие в Улан-Удэ, это «Boeing 737 800», «Airbus 320», которые закрывают московское и новосибирское направления, и авиакомпания «Аврора», которая летает в Красноярск и Владивосток, использует «Airbus 319». Все с напряжением ждали, и правительство Российской Федерации приняло волевое решение о том, чтобы не возвращать воздушные суда, и я думаю, что история с авиаперелётами внутри страны, сохранится, а за границу сейчас начали летать «Суперджеты». Конечно, появилась проблем запчастей, которые западные партнёры теперь нам поставлять не будут. Это огромнейший вызов, но сейчас уже отрабатываются новые логистические цепочки, и у меня есть такое подозрение, что скоро они выстроятся с Востока, и всё будет нормально. А то, что сейчас приходится заниматься «каннибализмом», разбирая часть самолётов на запчасти, это вынужденная мера – разбирать можно те самолёты, которые из-за санкций перестали выполнять международные рейсы.

О разнице между аэропортом «Байкал» и аэродромом «Мухино»

– Есть юридическое предприятие «Международный аэропорт «Байкал», которое зарегистрировано и работает. Что такое аэропорт – это комплекс зданий и сооружений, которые направлены на обслуживание пассажиров и воздушных судов. А есть аэродром – это плоскостное сооружение, включающее в себя взлётно-посадочную полосу, перрон, и так далее. Аэродром – это федеральная собственность, «взлётки» покупать нельзя, потому что они всегда двойного назначения. Аэродромы всегда называют по названию близлежащего населённого пункта – в нашем случае это деревня Мухино – аэродром Мухино именно так и внесён во все документы и аэронавигационные справочники, но, пассажиры вылетают и прилетают в международный аэропорт «Байкал».



Жми!

Раздел не найден.