Нефритовую отрасль избавляют от ошибок прошлого
На днях стало известно о возбуждении уголовного дела в рамках расследования громкой истории с задержанием крупной партии нефрита стоимостью более 100 миллионов рублей, которая произошла в апреле нынешнего года. 
И эта история стала наглядной иллюстрацией того, как меняется некогда самая криминализованная отрасль Бурятии.

Самый ценный камень долгое время сопровождал бесконечный криминальный сериал. В глухой тайге в тяжелейших условиях работала старательская "вольница", по районам колесили дорогущие джипы с хорошо вооружёнными пассажирами, в сводках МВД регулярно мелькали сообщения о перестрелках, а главы нефритовых кланов просаживали состояния в золотых казино Макао. 
Венцом "беспредела" стала автомобильная погоня и последующий расстрел иркутского адвоката в центре Улан-Удэ на глазах десятков прохожих. 
Над всем этим царили китайские скупщики, наладившие каналы сбыта бесценного камня в Поднебесную.

Когда государство взяло курс на декриминализацию отрасли, в серьёзность намерений поверили не все. Но буквально за несколько лет в Баунтовской тайге, где расположено уникальное Кавоктинское месторождение, был наведён порядок. 
Если в 2014-м году задерживали до 30 нелегальных добытчиков в день, то через 4 года количество "чёрных копателей" сократилось до 1-2 случаев за месяц.
Дошла очередь и до самого обширного нефритоносного участка в Окинском районе. Здесь, в отличие от Баунта, месторождения расположены на огромной территории, которую силовикам трудно контролировать. 
Кроме того, здесь работают и официальные структуры, имеющие государственные лицензии. К их работе тоже возникает немало вопросов и претензий - и это понятно, ведь тяжело до мелочей соблюдать требования закона, когда вокруг царит такая неразбериха.
Но постепенно МВД разбирается в сложных вопросах добычи нефрита, и это, конечно, не всем нравится.

В случае с задержанием партии нефрита речь шла как раз о легальном добытчике, причём одном из старейших. ООО "Геологическое предприятие "Сибирьгеология"" работает с 2002 года, а директор предприятия Александр Секерин - практически легенда в кругах геологов. 
Человек, стоявший у истоков отрасли, участвовавший в открытии и описании Кавоктинского месторождения. Именно за заслуги в геологической отрасли Секерину был без конкурса и бессрочно выделен участок, на котором расположены три богатые нефритовые "жилы".
Авторитет Александра Павловича был очень высок. До последнего времени.

Обвинения в контрабанде нефрита в адрес Секерина прозвучали как гром среди ясного неба. "Полная чушь!", - отвечал на вопросы о сути дела сам Секерин. Его мнение разделяли и многие известные специалисты отрасли. 
По версии "Сибирьгеологии", весь нефрит ими добывался легально, просто в координатах участка много лет назад была допущена ошибка, связанная с разницей в двух системах координат. 
Надзорные органы выдвигали другое объяснение. По их данным, "Сибирьгеология" давно вышла за границы выделенного им участка и добывала нефрит на чужой территории. А попытка изменить координаты участка была лишь прикрытием для того, чтобы бесплатно продолжать осваивать богатую жилу.

После того, как Роснедра оставили без удовлетворения требования "Сибирьгеологии", у директора компании ещё была возможность получить желаемый участок по закону. 
Конкурс на него Роснедра проводили в 2014 году, и, если бы Александр Секерин захотел, он мог бы получить нужную территорию. Проблема решилась бы сама собой. 
Но добыча нефрита продолжалась в прежнем режиме. Теперь, похоже, за эту ошибку заслуженный и уважаемый человек заплатит своей свободой.  Ведь, помимо обвинений в контрабанде, к делу могут добавиться и эпизоды по скупке нелегально добытого и ворованного нефрита.

И сейчас важно, чтобы этот печальный итог стал уроком для тех, кто продолжает работать в нефритовой отрасли. Добыча ценнейшего камня находится в центре повышенного внимания. 
Если таких опытных людей, как Александр Павлович Секерин, привлекают к ответу за ошибки, то в более простых ситуациях спрос будет ещё строже. Нефритовая вольница заканчивается, наступает период диктатуры закона.