Мнение: «У нас уникальный бизнес – такого продукта в России больше нет. Люди понимают ценность того, что они могут отдохнуть и пожить у местных жителей, а также сделать что-то важное для деревни, ещё и научившись чему-то»
Мнение: «У нас уникальный бизнес – такого продукта в России больше нет. Люди понимают ценность того, что они могут отдохнуть и пожить у местных жителей, а также сделать что-то важное для деревни, ещё и научившись чему-то» Основатель проекта «Альтуризм» Екатерина Затуливетер в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы» комментирует обвинение в шпионаже в пользу России британскими спецслужбами и выигранный суд против МИ-5, идею проекта «Альтуризм», историю его создания, понятие социального предпринимательства и его отличие от волонтёрства и благотворительности, акцент, который «Альтуризм» делает на российские сёла и деревни, и другие темы.

Историю десятилетней давности с её обвинением в шпионаже в пользу России со стороны британских спецслужбами Екатерина Затуливетер прокомментировала так: «Сначала я закончила магистратуру в Англии, и потом работала в британском парламенте, потому что занималась политикой. Делала в основном исследования по Южному Кавказу, а родилась я на Северном Кавказе - в Кабардино-Балкарии. И в какой-то момент британским спецслужбам это не понравилось, хотя я не единственная русская, которая работала в британском парламенте. Вообще, там можно встретить кого угодно - если депутат британского парламента занимается Китаем, то он себе в сотрудники лучше наймёт китайца, который закончил британскую магистратуру, нежели британца, который учит китайский. Естественно, из-за этого в британском парламенте возникало огромное количество иностранцев со всего мира, в том числе, монголов, русских, украинцев, белорусов - кого только не было! Но я почему-то особенно не понравилась британским спецслужбам - полгода они меня допрашивали, но ни к чему не пришли и решили меня депортировать - зашли в пять утра, надели наручники и отправили в депортационный центр в надежде на то, что 25-летняя девочка поплачет и улетит. А я поплакала и не улетела, а подала на них в суд. С британской спецслужбой МИ-5 я судилась целый год, и выиграла, после чего помахала ручкой Англии и вернулась в Россию. Британский суд решил, что нет никаких доказательств того, что я являюсь шпионкой».

Героиня программы «Мнение» всегда хотела делать что-то своё, но бизнес ради денег ей был неинтересен: «В бизнесе, кроме каких-то увлекательных бизнес-процессов, существует ещё много всяких непонятных бумажек и попыток разрулить какие-то проблемы. С другой стороны, благотворительность меня вообще не привлекала своей зависимостью от грантов. И тут я случайно узнала о социальном предпринимательстве. Я готовилась к экзамену в ООН, но в итоге поняла, что я готовилась к нему только для того, чтобы узнать о существовании социального предпринимательства. Мне понравилось, я поняла, что это моё - делать какое-то дело, которое тебе важно и близко, при этом зарабатывать и быть независимым. Я начала искать тему и поняла, что для меня важно изменение сознания людей в деревнях - в местах, куда дольше всего доходит информация, а часто вообще не доходит. Я сначала смотреть, каким образом я это смогу монетизировать. Решение нашлось довольно быстро, и уже в течение более пяти лет командой из 19-ти человек мы представлены в четырёх регионах, есть наши представительства в Москве, Питере, Мурманске и Абакане».

Под новый проект родился и новый термин: «Мы придумали название «Альтуризм» - это вид туризма, когда люди, путешествуя, делают какое-то альтруистическое дело для того места, куда они едут. Мы делаем каждый наш продукт, основываясь на том, что нужно местным жителям и что даст толчок развитию этой территории. В первую очередь, это изменения в сознании людей, которые раньше жили и жаловались - всё плохо, ничего не происходит, почему за нас никто ничего не делает? Но, на самом деле, даже собрав те ограниченные ресурсы, которые у них есть, и объединившись, они могут сами строить свою жизнь, хотя часто даже об этом не догадываются. Наша задача - через совместное дело, важное именно для этой территории, сделать так, чтобы местные жители поверили в свои силы, и начали, объединившись, развивать свою деревню. Мы присоединяемся к местным жителям, начинаем работать, и во время совместной работы происходит магия, которая не происходит во время чтения лекций. Люди, которые не верили в то, что возможно что-то изменить, и думали, что никакого будущего нет, начинают совместно работать. Наша задача, когда мы уезжаем с нашими альтуристами с территории - оставить активное сообщество, которое продолжает дальше развивать свою территорию, и которое даже не догадывается о том, что это сделали мы – вот это высший пилотаж нашего результата! Это круто, потому что если они не будут думать, что сделали это всё сами, то они будут ждать следующего, кто приедет».

На вопрос о том, в чём, собственно, заключается бизнес, Екатерина ответила так: «В первую очередь нам платят наши альтуристы за то, чтобы поехать в такое путешествие. У нас уникальный бизнес – такого продукта в России больше нет. Люди понимают ценность того, что они могут отдохнуть и пожить у местных жителей, а также сделать что-то важное для деревни, ещё и научившись чему-то. Сейчас, например, приехали альтуристы из маленького города Городец Нижегородской области - там они учились реставрировать наличники. Именно альтуристы – это первая монетизация, с которой мы и начинали, и, если честно, эти путешествия окупаются еле-еле. Но на яркую картинку, которую мы можем показать, и на которую съезжается очень много прессы, к нам приходят уже другие заказчики и под другой продукт. Это большие корпорации, которые хотят развивать территорию своего присутствия, а также региональные и местные власти. Это уже вообще не про туризм – этим занимается наше агентство по развитию малых территорий «Цель-11», которое занимается большими комплексными проектами по развитию малых территорий по всей стране».

Основатель проекта «Альтуризм» приехала в Танхой на школу экологического предпринимательства, как эксперт: «Моя задача была поделиться своей экспертизой в сфере ответственного туризма, и это было важно, потому что туристических проектов было много. В первый же день на ярмарке проектов я увидела проект из Танхоя по реставрации водонапорной башни, и поняла - что-то здесь есть, но, что делать с этой башней, пока непонятно. Да, она символ Танхоя, для местных жителей она важна, но какая в ней изюминка, было непонятно. На второй день стало понятно, что нужно пользоваться тем преимуществом, которое есть у команды Танхоя - идти и спрашивать у местных жителей. Меня в этом опросе интересовало самое главное – что для вас эта башня? Среди ответов были – символ, имидж, история Танхоя, чувство дома, и так далее, и тому подобное. Один из вариантов я долго не могла прочитать, и мне объяснили, что местный охранник сказал: «Мне до башни!». Мария [Ханхунова] из улан-удэнского Центра предпринимательства сказала: «Вот оно!». Мы поняли, что нам нужно опираться на эту мысль - мне до башни! Нас культурно послали, но здесь есть столько глубинных смыслов и для Танхоя, и смыслов, которые будут понятны за пределами Танхоя. Мы очень благодарны этому охраннику, и я думаю, он будет очень удивлён, когда увидит общероссийскую акцию «Мне до башни!», которую мы назвали, следуя его словам. Сразу стало понятно, что просто водонапорная башня в Танхое не привлечет внимания никого, кроме жителей Танхоя, поэтому нужно этот проект выводить на какой-то более высокий федеральный и региональный уровень. Мы поняли, что если мы объединяем жителей всех населённых пунктов, где есть такие водонапорные башни по Транссибу, то мы сразу же придаём этому проекту большее значение. Из названия «Мне до Башни» приходит название сообщества «Башенные люди» или «Я - башенный человек» - уже есть три хэштега, которые можно активный использовать. Самый главный вопрос - как это монетизировать? Первый проект, который мы запускаем уже сейчас вместе с ребятами - это сувенирная продукция - начнут они с носков, на которых написано «Мне до башни!» с маленьким объяснением, что эта история про реставрацию башни в Танхое. Огромный потенциал Танхоя, в том, что не нужно искать рынки сбыта, как большинству малых территорий. У нас, во-первых, есть заповедник, где можно размещать сувенирную продукцию - там в год проходит 5000 человек. Я думаю, что заповеднику иметь сувенирную продукцию из Танхоя, которая помогает собрать средства на реставрацию башни - это очень хороший ход. Кроме того, рядом с башней останавливается поезд - летом он останавливается на 20-30 минут, и идея в том, что во время остановки поездов местные жители будут устраивать «Праздник башни» прямо рядом с ней. Люди из поездов будут участвовать в этом празднике, покупать сувенирную продукцию «Мне до башни!», и дальше разносить эту информацию по всей стране».



Комментарии для сайта Cackle