Мнение: «Представители Народного собрания дрались из-за названия – одни предлагали назвать ДВР буржуазно-демократической республикой, другие – народно-демократической республикой»
Мнение: «Представители Народного собрания дрались из-за названия – одни предлагали назвать ДВР буржуазно-демократической республикой, другие – народно-демократической республикой» Историк, краевед, автор нескольких научных статей, посвящённых событиям революции и Гражданской войны (1917-1922) на территории современной Бурятии Павел Кургузов в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы» комментирует причины создания буферного марионеточного государства между Советской Россией и Японией – Дальневосточной республики со столицей в Верхнеудинске и затем в Чите, двухлетнюю историю существования ДВР, и другие темы.

– Создание Дальневосточной республики было не единственным подобным проектом в мировой истории – мы знаем о создании и других буферных государств, хотя кто-то и говорит – ДВР это вам не ДНР и не ЛНР! То есть, проводятся параллели с сегодняшними днями – смотрят, что такое Донецкая народная республика и Луганская народная республика – искусственные образования и буферные государства или нет.

– Для нас тема ДВР особенно интересна, потому что Верхнеудинск стал родиной этого образования, а сама идея Дальневосточной республики в рамках постреволюционного государственного строительства России стала отправным толчком для образования Бурят- Монгольских областей, которые потом вылились в рождение Бурят-Монгольский республики. Мы видим мемориальные таблички в центре города, но даже не осознаём, что центром огромной территории от берегов Байкала до Тихого океана был именно Улан-Удэ.

– В советской историографии тема ДВР фактически была запрещена до середины 50-х годов, хотя на Западе и в Японии этой теме уделяли очень большое внимание. Тема ДВР была под запретом, в том числе, потому что многие руководители этого буферного марионеточного государства были репрессированы – те же Краснощёков, Смирнов и Шумяцкий. Идейным вдохновителем проекта ДВР, конечно, был Краснощёков, а не Ленин, как писали в начале 90-х годов, и главную роль здесь играли революция, начавшаяся гражданская война, и, особенно, интервенция, главным образом, японская. На Дальнем Востоке находились очень хорошо вооружённые и отлично сражающиеся японские войска общей численностью около ста тысяч человек.

– В связи с угрозой прямого противостояния с японскими войсками Ленин понимал, что нужен буфер, и в это время как раз появился со своими предложениями товарищ Краснощёков. Сначала они готовы были создать «красную республику», но японцы сразу сказали – мы не потерпим у себя на границах никакую коммунистическую страну – во главе угла должны стоять частная собственность и многопартийность. Ленин соглашается со всем за исключением парламентаризма, который Владимир Ильич, как известно, ненавидел.

– Александр Михайлович Краснощёков был удивительным человеком. Он родился в Чернобыле в 1880 году, и был в ссылке в Николаевске-на-Амуре. Затем Краснощёков эмигрировал сначала в Германию, а потом в США. В Чикаго он, и работал, по словам его дочери, маляром. Блестящий оратор, умнейший человек, и вся его семья состояла из революционеров. Его брата, по-моему, повесили в 1908 году за сопротивление царскому режиму, а сёстры были анархистками. В Америке он женится, оканчивает два университета, Краснощёков вступает в профсоюзы и становится юристом. В февраля 1917 года он вместе с женой и двумя детьми садится на пароход и по маршруту Сан-Франциско – Йокогама – Токио – Владивосток приезжает в Россию. Никому не известный, он приехал во Владивосток в июле 1917 года, а уже пятого января 1918 года становится главой большевиков – председателем владивостокского совета рабочих и солдатских депутатов.

– Что такое в случае с ДВР буферное государство? Это капиталистическое государство с временным снятием лозунга «Вся власть советам!» в пользу лозунга «Вся власть земству!». Краснощёков, как человек широких взглядов, живший в Америке, он относился к земству очень хорошо, и даже когда его в одно время буквально вытолкали из Дальневосточной республики, он уехал в Москву, доказал свою правоту Ленину, и Ленин встал на его точку зрения, отправив Краснощёкова назад. Тот возвращается в ДВР, «выпинывает» оттуда Шумяцкого, и тут же восстанавливает запрещённые Шумяцким эсеровские и меньшевистские газеты в Верхнеудинске.

– Второго марта 1920 года Народная революционная армия под руководством эсера Николая Калашникова берёт Верхнеудинск, а уже третьего марта Сибирское бюро ЦК РКП(б) организовывает Дальбюро ЦК РКП(б) из шести человек – три человека находится во Владивостоке, и три человека – здесь, в Верхнеудинске. Дальбюро берёт курс на создание буферного государства. Основная цель – не допустить войны с Японией. В это же время японцы начинают уезжать из Верхнеудинска вслед за американцами, уехавшими 28-го января 1920 года – в течение марта из Верхнеудинска уходят последние японские эшелоны. И пятого марта 1920 года образуется первая после ухода семёновцев, земская власть Прибайкалья, которую возглавляет Иван Пятидесятников – меньшевик-кооператор, бывший ссыльный и признанный авторитет среди левых. Пятидесятников был категорическим противником большевизма, но, тем не менее, Краснощёков становится членом его правительства. Земская власть Прибайкалья существует буквально месяц, до шестого апреля – до момента объявления декларации о создании ДВР. Создание Дальневосточной республики было сложнейшим многовекторным процессом – необходимо было «сшить» между собой регионы, в которых ещё бушевала гражданская война. Дочь Краснощёкова потом вспоминала: «Папа один раз взял меня на заседание Народного собрания ДВР, и я ужаснулась – там шла драка, люди кидали друг в друга стульями». Представители Народного собрания дрались из-за названия – одни предлагали назвать ДВР буржуазно-демократической республикой, другие – народно-демократической республикой.

– Шестого апреля 1920 года Учредительный съезд трудящихся Прибайкалья, который состоялся в Верхнеудинске, образовал Дальневосточную республику. На протяжении всей своей двухлетней истории ДВР была признана только Советской Россией, которая сделала это уже 14-го мая 1920 года – все остальные государства понимали, что это было марионеточное государство, хотя это был и определённый выход из ситуации – японцам важно было не потерять лицо перед своими избирателями. В ДВР вошли Приморье с Владивостоком и Хабаровском, Амурская область, а также Западное и Восточное Забайкалье – Якутия в состав буферного государства включена не была. В то время на территории ДВР проживало 1,8 миллиона человек, в том числе, 160 тысяч человек бурятского населения.

– У ДВР были свои знамя, паспорта, деньги и почтовые марки – мои бабушка и дедушка, женившиеся в то время в Амурской области, получили свидетельство о браке ДВР. Устроители проекта ДВР сделали хитрую схему – Народно-революционная армия не подчинялась правительству Дальневосточной республики, являясь частью одной из советских армий. Все внешние функции ДВР также передала Советской России. Госполитохрана ДВР также не подчинялась своему правительству, являясь частью иркутской ЧК. Плюс во всех структурах силового блока ДВР была разрешена только одна партия – РКП(б). То есть, многопартийность на широком гражданском поле – это пожалуйста, но в армии – только одна партия, и в Госполитохране тоже – только РКП(б) – сегодняшний Кремль, наверное, хлопал бы такой структуре в ладоши. С конца января 1922 года в ДВР начали постепенно закручивать гайки – вновь ввели отменённую ранее смертную казнь, а закрытие проекта ДВР произошло 15-го ноября 1922 года.

– Александра Краснощёкова ещё во время существования ДВР, можно сказать, сослали в Промстройбанк – это был первый банк, отделившийся от Госбанка. Там его поймали на каких-то вечеринках и растрате, его любовницей тогда была Лиля Брик – Краснощёкова посадили. После отсидки он работал в Москве, жил в доме на Котельнической набережной, а в 1937 году Александра Краснощёкова забрали с дачи, и вскоре расстреляли, как, кстати, и Шумяцкого.