Новая Бурятия: Степан Калмыков: "Спорт станет опорной точкой развития Бурятии"
Новая Бурятия: Степан Калмыков: "Спорт станет опорной точкой развития Бурятии" Несмотря на ограничительные меры, в Улан-Удэ завершился чемпионат России по вольной борьбе, принесший республике не только медали, но и кандидата от партии власти на предстоящих выборах в Госдуму в лице министра спорта Бурятии Вячеслава Дамдинцурунова.

Желая подвести некие итоги и прояснить отдельные моменты, мы попросили экс-ректора БГУ, а ныне советника министра спорта России Степана Калмыкова прокомментировать произошедшее.

– Степан Владимирович, в отличие от прочих российских чемпионатов, мнения относительно последнего мероприятия разделились. Одни уверены в абсолютной победе, другие – в абсолютном проигрыше нашей сборной. Что думаете по этому поводу?

– Как известно, последние чемпионаты с участием бурятской сборной проходили в 1981 и 1990 годах. К примеру, в 1981 году Бурятия завоевала два золота и одно серебро. Безусловно, прошедший с 10 по 14 марта этого года чемпионат по вольной борьбе – событие выдающееся, проведено на хорошем организационном уровне. Здесь надо отдать должное руководству республики, министерству спорта, федерации борьбы. Другой вопрос, что полученные результаты блестящими признать нельзя. На эти результаты повлияли сразу несколько факторов.

Во-первых, отборочный чемпионат должен был проходить в Бурятии еще в прошлом году, где Александр Богомоев и Балдан Цыжипов рассматривались в качестве потенциальных кандидатов-участников Олимпиады в Токио. Однако из-за ковида чемпионат перенесли на 2021 год, а потенциальные кандидаты на победу по разным причинам не смогли принять участие в соревнованиях 2020 года.

Почему результаты чемпионата можно оценить как удовлетворительные? Потому что для Бурятии это был домашний чемпионат, в нем принимали участие сразу 39 борцов. Если брать соотношение количества и качества (39 участников и три медали), то ясно, что сборная команда Бурятии к чемпионату России подготовилась недостаточно. Кроме того, надо понимать, что серебряный призер прошедшего чемпионата Евгений Жербаев на Олимпиаду не поедет, потому что выступает в весовой категории 70 кг, а эта категория не включена в олимпиадные соревнования.

– Какое место по развитию вольной борьбы занимает Бурятия?

– Первое место, понятно, – за Дагестаном, второе – за Осетией. Бурятия сегодня стоит за Иркутской областью, и парадокс здесь в том, что в Иркутской области гораздо меньше тренеров, менее сильны традиции, амбиции. Но за два-три последних года они сделали очень мощный скачок за счет юношей и молодежи. То есть у них появились чемпионы мира среди юношей, чемпионы Европы. Иркутяне серьезно занимаются резервом.

Считаю, что разница состоит в том, что в Дагестане и Северной Осетии борьбу рассматривают на профессиональном уровне, а у нас – на любительском. Я не говорю уже о том, что в республике нет серьезного спортивного зала для занятия вольной борьбой. К примеру, в Дагестане есть спортивные комплексы, где расстилается одномоментно восемь ковров!

На Кавказе во главу угла вольной борьбы поставлено все, потому что спорт там – это и профессия, и бизнес, и социальный лифт на самый верх. Их выдающиеся спортсмены – это сенаторы, депутаты Госдумы, мэры. Более того, сегодня на чемпионате мира выходцы из Дагестана борются за 14 стран, включая Польшу, Белоруссию, Азербайджан. Если говорить про Россию, то даже среди представителей Дагестана конкуренция здесь очень большая.

В Бурятии спорт также рассматривают как социальный лифт, но более низкого уровня. Считается, что спорт отвлекает от улицы, помогает поступить в вузы, потом трудоустроиться. Но я всегда говорю своим воспитанникам, что пока они занимаются любительским спортом, то будут вкладывать в это деньги. Как только войдут в элиту профессионального спорта, деньги будут приносить им, потому что будут рассматривать их как способ развития своего бизнеса, формирования имиджа республики, района и т. д.

– «Единая Россия» выдвинула на праймериз министра спорта Бурятии. И все же почему Вячеслав Дамдинцурунов?

– Поскольку он выпускник БГУ, я не мог не следить за ним, поддерживал. Когда ездил в Москву, встречался с аспирантами, разговаривал. Дамдинцурунов учился в Центральном институте физической культуры, а это головной в нашей стране вуз. Вячеслав защитился, стал кандидатом педагогических наук, доцент. Уже тогда заметил, что он серьезно себя позиционировал, выделялся лидерскими качествами, я бы сказал, лоббистскими наклонностями.

К примеру, будучи проректором по социальной работе, Дамдинцурунов несколько раз организовывал на Красной площади Сурхарбаны. Мне никогда бы в голову не пришло, что можно организовать Сурхарбан на Красной площади, причем без всякой поддержки со стороны нашего правительства. Насколько знаю, он опирался только на помощь земляков и проводил абсолютное первенство по борьбе на Красной площади, стелил там ковер…

– Когда он подал документы на открытый конкурс на министра спорта Бурятии, для большинства это была абсолютно неизвестная персона.

– Все думали, что прислали какого-то москвича, которого кто-то проталкивает. К сказанному выше могу добавить, что Дамдинцурунов – специалист в области единоборств, мастер спорта, заслуженный тренер России. Олег Иванов, четырехкратный чемпион мира по единоборствам, – его ученик. Почему я хорошо знаю эти подробности, потому что ректором Центрального института физической культуры тогда был мой друг, депутат Госдумы Валерий Кузин, и я регулярно встречался с учеными, тренерами данного вуза.

Думаю, выбор Алексея Самбуевича не был случайным. Кто еще мог придумать провести в Улан-Удэ чемпионат мира по боксу? Насколько знаю, сейчас федерация бокса только за счет спонсоров собирается строить в городе большой Центр бокса.

– За последние годы в республике появилась целая серия крупных спортивных сооружений, включая ФСК, Центральный стадион на 10 тыс. мест, лукодром. Строится Хоккейный центр, Ледовый дворец. На днях появилась информация о планах построить в кварталах Региональный центр восточных единоборств. Речь о частно-государственном партнерстве в спорте. Что необходимо изменить, с точки зрения советника министра спорта России, чтобы дорогостоящие спортивные объекты были загружены? Где найти менеджеров, способных завлечь людей в уже имеющиеся спортзалы? Почему лукодром построили на двадцать метров меньше и в не самом удачном месте, как все это скажется на развитии спорта?

– Если вести речь о рентабельности крупных плоскостных сооружений, то мировая практика показывает – ни одно крупное плоскостное сооружение не может приносить прибыль круглый год. Даже стадион в Барселоне. Строящийся Ледовый дворец – это миллиард бюджетных средств. Содержание таких объектов – тяжелая ноша для любого дотационного региона, вот почему в свое время мы настаивали на том, чтобы Центральный стадион был передан БГУ. Тем более что Министерство образования и науки РФ готово было нести затраты на его содержание. В Бурятии чрезвычайно мало меценатов, которые бы, как Лев Асалханов, годами и совершенно бескорыстно поддерживали спорт.

Что касается лукодрома, сегодня действительно в России таких сооружений нет, все соревнования проводятся в закрытых залах или манежах. Почему строители отклонились от первоначального проекта – надо задать вопрос им. Насколько это повлияет на проведение здесь соревнований, возможно, и международного уровня, сказать сегодня сложно. Трудно, к примеру, объяснить, почему все зимние соревнования по стрельбе из лука проводятся в Орле. Возможно, когда-нибудь мы будем говорить о том, что построили в Бурятии и как построили, но сегодня республика берет то, что дают. И на фоне того, что было, это прекраснейшие объекты, которые позволяют Бурятии двигаться, я бы сказал, в сторону культурно-, спортивно-туристического кластера.

– Много лет назад БГУ выступал за создание на Байкале Центра олимпийской подготовки. В связи с недавним приездом в Бурятию министра спорта России Олега Матыцина об этом заговорили вновь. Известно что-нибудь конкретное?

– Идея, если вы помните, родилась еще в 2000 году. Распоряжением правительства Бурятии в районе курорта Горячинск был выбран участок в 672 гектара. Из бюджета выделено 10 млн рублей на создание проектно-сметной документации. Более того, этот проект прошел экспертизу. В Госкомспорта была создана рабочая группа по подготовке строительства на Байкале Центра олимпийского резерва. Сегодня Министерство спорта России вновь вернулось к этой теме.

В рамках визита министра Матыцина в Бурятию этот вопрос обсуждался с точки зрения того, что, в отличие от многих объектов, спортивные позволяют осуществлять круглогодичную эксплуатацию. Я уверен, что рано или поздно Федеральному центру подготовки сборных команд России на Байкале быть.

Второй важный вопрос, который обсуждался с министром спорта России, это создание в республике федерального училища олимпийского резерва. Ведь проблема удовлетворительных результатов в той же вольной борьбе в том, что мы не доводим многих ребят до уровня мастеров международного класса. Я, как тренер, знаю, что когда к нам после школы приходят ребята, особенно из сельских районов, неважно, боксеры или легкоатлеты, они уже запущены. То есть какой-то период роста для них упущен. А именно в этот период – 10 – 11 классы – училище олимпийской подготовки позволяет полноценно тренироваться и учиться, причем на бюджете, с питанием, обмундированием, участием во всероссийских соревнованиях. Причем все это за счет федерального бюджета.

Такие училища есть в Иркутске, Владивостоке, в западной части страны. Предполагается, что в нашем училище будет борьба, бокс, стрельба из лука, легкая атлетика, лыжный спорт и настольный теннис. Поскольку министр спорта России – мастер спорта, заслуженный тренер по настольному теннису, возникла идея построить в Улан-Удэ Центр по настольному теннису. Но об этом чуть позже.

– Спасибо за интересную информацию!

Источник: "Новая Бурятия", автор Татьяна Никитина.



Комментарии для сайта Cackle